«Деловая Саудовская Аравия»

— раздел базы данных 1998–2020гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Нефтяная, горнодобывающая промышленность. Металлургия. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Саудовская Аравия Новости и аналитика (13111 документов) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 91 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 6.4.2020 читателями скачано статей 226Агропром 340 / 3473Алкоголь 1 / 6Армия, полиция 1629 / 15406Внешэкономсвязи, политика 3768 / 24915Госбюджет, налоги, цены 305 / 4214Легпром 2 / 0Леспром 14 / 52Медицина 148 / 2555Металлургия, горнодобыча 127 / 971Миграция, виза, туризм 256 / 2336Недвижимость, строительство 207 / 1425Нефть, газ, уголь 4590 / 56969Образование, наука 80 / 1038Приватизация, инвестиции 109 / 841Рыба 13 / 49СМИ, ИТ 328 / 1609Судостроение, машиностроение 33 / 226Таможня 4 / 97Транспорт 298 / 1245Финансы, банки 344 / 2866Химпром 158 / 1196Экология 60 / 650Электроэнергетика 203 / 1603 | Главное | Персоны | Все новости | Упоминания


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Саудовская Аравия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 06.04.2020 размещено 429 важных статей, в т.ч. 75 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Фролов Александр 7, Новак Александр 6, Фроловский Дмитрий 5, Ляхов Андрей 4, Грушевенко Екатерина 4, Крутихин Михаил 3, Субботин Игорь 3, Зотин Александр 3, Дударев Константин 3, Сальман Мухаммед бен 3, Беленькая Марианна 3, Вардуль Николай 3, Калецки Анатоль 2, аль-Фалех Халед 2, Лосев Александр 2, Путин Владимир 2, Мирзаян Геворг 2, Озеров Олег 2, аль-Фалих Халид 2, Юшков Игорь 2, Ергин Дэниел 2, Пушкарев Петр 1, Хансен Оле 1, Авербух Максим 1, аль-Джубейр Адель 1, аль-Мазид бен Фахд 1, Шумилин Александр 1, Плотников Николай 1, Перельман Максим 1, Шурыгин Владислав 1, Хашкоджи Джамаль 1, Светлова Ксения 1, Семенов Кирилл 1, аль-Наими Али 1, аль-Сауд ибн Салман 1, Фридман Томас 1, Фельгенгауэр Павел 1, Уолд Эллен Р. 1, Сурова Дарья 1, Симонов Константин 1, Сигов Юрий 1, Хадуев Мурат 1, Плющев Александр 1, Нагорный Александр 1, Мухин Владимир 1, Иноземцев Владислав 1, Ершов Александр 1, Дмитриев Кирилл 1, Деев Артем 1, Гукасян Гурген 1, Громов Алексей 1, Грачев Иван 1, Бовт Георгий 1, Бараникас Илья 1, Бакланов Андрей 1, Аскаров Тулеген 1, Али Кямаль Хасан 1, Аксененок Александр 1, Капитонов Иван 1, Катасонов Валентин 1, Кильзие Фарес 1, Мустафин Равиль 1, Музычук Анна 1, Мовчан Андрей 1, Милов Владимир 1, Микдад Фейсал 1, Леонтьев Михаил 1, Левский Петр 1, Курбанов Руслан 1, Кумарасвами Полур 1, Крутаков Леонид 1, Коэн Ариэль 1, Кокорева Анна 1, Кипа Дмитрий 1, Азиз ибн Абдель 1

Погода:

Точное время:
Эр-Рияд: 14:11

saudi.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (102)

Экономика (14) • Агропром (6) • Внешняя торговля (15) • Горнодобыча (2) • Законодательство (2) • Инвестиции (3) • Книги (5) • Медицина (3) • Металлургия (2) • Недвижимость (1) • Нефтегазпром (2) • Образование, наука (9) • Политика (2) • Сайты (1) • СМИ (4) • Строительство (7) • Таможня (3) • Транспорт (2) • Туризм, виза (10) • Финансы (3) • Хайтек (2) • Химпром (2) • Электронные ресурсы (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Саудовская Аравия»

Экономика и связи Саудовской Аравии с Россией →

Новости Саудовской Аравии

Полный текст |  Краткий текст


Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 4 апреля 2020 > № 3342007

Dagens Nyheter (Швеция): Россия попыталась обыграть США, но попала в руки к саудитам

Ситуация для России сложилась очень неудачно: через несколько недель после начала ценовой войны с Саудовской Аравией разразилась пандемия коронавируса, спрос на нефть упал, цены камнем рухнули вниз и увлекли за собой рубль, констатирует шведская газета. В состоянии ли Россия справиться с двумя кризисами одновременно?

Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén), Dagens Nyheter, Швеция

Цена на нефть, камнем летящая вниз, увлекла за собой российский рубль. Россия пыталась обыграть американскую индустрию сланцевой нефти и в результате подпилила сук, на котором сидела сама.

А затем пришел коронавирус. И сейчас Россия в руках у саудитов.

«Мухаммед бен Салман — это вам не Шрёдер, мечтающий присосаться к Роснефти. И к пресловутой путинской харизме у него иммунитет», — сказал Владислав Иноземцев «Новой газете». Иноземцев — экономист московского Центра исследований постиндустриального общества.

Российская экономика полностью зависит от цен на нефть. Сейчас ситуация для России сложилась очень неудачно: через несколько недель после того, как страна развязала ценовую войну с Саудовской Аравией, разразилась пандемия. Нефтяная война разразилась в начале марта, когда Россия ответила отказом на предложение Саудовской Аравии снизить добычу.

Точнее говоря, отказом ответил Игорь Сечин. Сечин — председатель Роснефти и бывший помощник Путина. В интернете все еще можно найти старые новости с фото, на которых он носит портфель президента.

Из личного секретаря Путина в 1990-е годы Игорь Сечин превратился в одного из самых влиятельных и самостоятельных членов кремлевского истеблишмента. Став президентом, Путин назначил Сечина председателем правления российского государственного нефтяного предприятия «Роснефть».

Именно Сечин стоял за уничтожением нескольких крупных частных нефтяных компаний, таких как «Юкос» и «Башнефть». В последние годы он сосредоточил внимание на планах по устранению американских предприятий, добывающих сланцевую нефть. Их он считает своими личными врагами (а значит, и врагами всей России).

Именно поэтому он и отказался от соглашения с Саудовской Аравией. Его целью было прижать американских соперников. В результате, по мнению Иноземцева и многих других российских экспертов, судьба российского рубля сейчас оказалась в руках саудовского кронпринца Мухаммеда бен Салмана.

Курс рубля зависит от цен на нефть, и сейчас он камнем упал вниз. В начале января цена на нефть составляла 65,4 доллара за баррель, а в марте — уже лишь 20 с небольшим долларов.

По словам Иноземцева, все это можно было предвидеть, ведь в нефтяной области правят бал саудиты. Действия же Роснефти, главная цель которой — разорить американские нефтяные компании, выглядят просто смешно.

И вот российской экономике, которая и после кризиса 2014 года восстанавливалась очень медленно, приходится справляться с двумя кризисами одновременно. Сначала упал рубль, потом пришел коронавирус. По словам российского министра финансов Антона Силуанова, коронавирус — гораздо более серьезная проблема. У российских нефтяных компаний есть подушка безопасности, тогда как пандемия влияет на всю экономику в целом — на туризм, торговлю, производство.

Президент Владимир Путин говорит, что с экономической точки зрения кризис из-за коронавируса значительно серьезнее, чем финансовый 2008-2009 годов. Правительство пообещало пакет помощи предпринимателям, в том числе и налоговые льготы. Однако в этом году падение среднего дохода россиян и снижение потребления неизбежны.

Согласно Венскому институту международных экономических исследований, российский ВВП, вероятно, в этом году уменьшится на 0,1%. Одна из важнейших причин — снижение экспорта нефти и газа.

Однако некоторые аналитики полагают, что падение цены на нефть в перспективе может быть выгодным и России, и Саудовской Аравии. По оценкам Financial Times, крупным производителям идет на пользу, когда цены постоянно резко растут и падают. Чем сильнее падает цена, тем сложнее это пережить небольшим компаниям — производителям сланцевой нефти. У них меньше запас прочности, и они редко могут позволить себе выжидать долго. У России и Саудовской Аравии добыча нефти дешевле, а подушки безопасности — больше.

Было ли это целью России с самого начала? Хотела ли она вывести из игры американских производителей сланцевой нефти, сделав большую ставку и хладнокровно рассчитав, какую цену те в состоянии заплатить? У России достаточно большой нефтяной буфер, чтобы поддерживать государственный бюджет несколько лет без особых проблем.

Возможно. Но точно одно: ни Игорь Сечин, ни Владимир Путин не рассчитывали ни на какую пандемию. И насколько велики будут ее последствия для российской экономики, мы увидим позже.

Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 4 апреля 2020 > № 3342007


Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 4 апреля 2020 > № 3342034

Al Eqtisadiya (Саудовская Аравия): цены на нефть взлетели после призыва Саудовской Аравии

Вслед за призывом Эр-Рияда провести внеочередное заседание ОПЕК+ и группы других стран для выработки справедливого соглашения по выходу из нефтяного кризиса, Дональд Трам высказал свое мнение по поводу ожидаемой встречи. После заявления американского лидера фьючерсы марки Brent и WTI взлетели до рекордной за последнее время отметки.

Al-Eqtisadiya, Саудовская Аравия

Саудовская Аравия призвала к срочному проведению встречи ОПЕК+ и группы других стран с целью достижения справедливого соглашения, которое восстановит желаемый баланс на рынках нефти.

Отмечается, что призыв к проведению внеочередного саммита связан со стремлением Саудовской Аравии поддержать мировую экономику в исключительных обстоятельствах и в знак признательности к просьбе президента США Дональда Трампа и его друзей в Соединенных Штатах.

Саудовская Аравия за прошедший период приложила усилия с целью достижения соглашения в рамках группы ОПЕК+ для восстановления равновесия на рынке нефти. Инициатива получила поддержку 22 стран из ОПЕК+, но достичь соглашения не удалось из-за отсутствия консенсуса.

Президент США написал вчера нас своей странице в Твиттере: «Если это произойдет, то это будет большим достижением для нефтегазовой отрасли!». После заявления американского лидера фьючерсы марки Brent и WTI взлетели более, чем на 30%.

В начале года цены на нефть упали до рекордных 20 долларов за баррель, потеряв более трети своей стоимости после провала переговоров ОПЕК+ и заявления Саудовской Аравии о том, что она намеревается увеличить добычу с 12 до 13 миллионов баррелей в сутки. Государственная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco объявила, что поставки сырой нефти будут увеличены на 300 тысяч баррелей в сутки, что выше максимальной производственной мощности компании, которая составляет 12 миллионов баррелей в день.

Пресс-секретарь Министерства энергетики Саудовской Аравии заявил, что власти будут использовать природный газ, добываемый на газовом заводе Аль-Фадхили, чтобы компенсировать около 250 тысяч баррелей в день внутреннего потребления нефти, что позволит королевству увеличить экспорт сырой нефти.

Напомним, что ОПЕК и страны, не входящие в организацию (ОПЕК+), сокращали добычу нефти на протяжении трех с лишним лет, чтобы поддерживать стабильные цены.

Официальный представитель Министерства нефти Ирака заявил, что власти поддерживают призыв Саудовской Аравии к проведению экстренного заседания ОПЕК+ для восстановления баланса на нефтяном рынке и прекращения обвала цен на нефть.

Он выразил уверенность в возможности согласования во время следующей встречи ОПЕК+ формулы, которая будет способствовать достижению положительных результатов, способствующих восстановлению стабильности на мировом нефтяном рынке.

Между тем министр энергетики Мексики Росио Нале дала понять, что поддерживает инициативу стран-производителей нефти, которые пытаются стабилизировать ситуацию на рынке нефти.

Она написала в своем Твиттере, что будет рада, есть США, Саудовская Аравия и Россия пойдут тем же путем.

Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 4 апреля 2020 > № 3342034


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 3 апреля 2020 > № 3342083

Скальпель для саудовского принца

Аннотация

Все сложнее не заметить связь двух основных кризисов, обеспечивших этот коллапс. Это «война нефтяных цен», начавшаяся 6 марта со срыва «сделки ОПЕК» о сокращении добычи нефти. И коронавирусное «карантинное безумие», начавшееся 11 марта, когда Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию Covid-19 в связи с распространением в мире вируса SARS-CoV-2, или коронавируса.

С каждым днем развития планетарного коллапса становится все сложнее не заметить связь двух основных кризисов, обеспечивших этот коллапс.

Это «война нефтяных цен», начавшаяся 6 марта со срыва «сделки ОПЕК» о сокращении добычи нефти. И коронавирусное «карантинное безумие», начавшееся 11 марта, когда Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию Covid-19 в связи с распространением в мире вируса вирус SARS-CoV-2, или коронавируса.

Социальные психологи будущего (если у человечества есть будущее), еще будут изучать этот случай массового когнитивного искажения. Ведь это эталонная «генерализация частных случаев», когда качество единичных случаев переносятся на обширные их совокупности. Судите сами: «в сухом остатке», получается, что из-за факта смерти 0,00068% населения планеты, более 30% ее обитателей находятся в состоянии ограничения свободы и естественного права на собрания.

Это состояние, конечно, мечта любой власти, что коммунистической, что демократической, что тоталитарной. Или вы не заметили, что в последнее время из информационных лент исчезли сообщения о Гонконге и Синьцзян-Уйгурии? Пекин в восторге! История США доказывает, что «ралли-эффект» (rally «round the flag effect») всегда усиливает позиции действующего президента, что совсем не является лишним для Трампа в год выборов. Путин тоже стоит перед перспективой проблем, связанных с изменениями в Конституции РФ. И даже украинский президент под шумок карантина и «более девяти не собираться!» выкатил на свободный рынок украинскую сельскохозяйственную землю.

Но главный эффект «планетарного карантина» — это, все-таки, предоставленная элитам (что глобальной, что национальным) возможность проводить перезагрузку мировой экономики без опаски гражданского противодействия остального населения, участью которого определены инкубаторы болезнетворных бактерий (простите — медицинские маски), налепленные на рот и нос. Базовые цели и ожидаемые результаты таких «перезагрузок» (у каждого своих) — это тема полного собрания сочинений, а не газетной статьи. Но текущее состояние процесса проще всего определить: «что-то пошло не так». Цена и спрос на ресурс упали настолько, что основные соперники в нефтяной войне, Россия и Саудовская Аравия, столкнулись с накатывающей волной зубодробительного бюджетного дефицита, а основной сценарист, уже видевший себя в качестве «арбитра противостояния» (США) — с реальной опасностью гибели целой и перспективной отрасли, сланцевой нефте-газодобычи. Настолько реальным, что уже «два ведущих производителя сланца (Pioneer Natural Resources Co. и Parsley EnergyInc. — А.Г.) на самом горячем нефтяном месторождении Америки формально просят техасские регуляторы рассмотреть возможность сокращения добычи нефти в штате, поскольку отрасль борется с падающим спросом и падающими ценами.

Фантастика! Техасские нефтяники сами готовы снизить свою добычу: да ведь и Россия, и Сауды мечтали об этом с начала сланцевой революции в США!!! Но и у «мечтателей» дела не лучше: в России «цена отсечения», по которой в бюджет поступали нефтяные доходы, на 2020 году была определена в 42,4 доллара за баррель Urals, красная цена которому на 3 апреля — $29,4. У Эр-Рияда своя беда: оптимальная цена на нефть для поддержки государственных расходов там составляет от 83-х до 95 долларов, и это при нынешних 33-х долларах за бочку Brent. В таких условиях действия во имя повышения цены на нефть неизбежны: Трампу надо переизбираться, саудовскому принцу Мохаммеду бин Салману (МбС) — становиться королем, а Владимиру Московскому — менять конституцию. Лайт-вариант таких действий — переговоры и заявления. Это достаточно эффективный вариант: 2 апреля Трампу достаточно было заявить, что он «ожидает, что Саудовская Аравия и Россия достигнут соглашения в ближайшие несколько дней, чтобы положить конец их войне за цены на нефть», как стоимость Brent'а в течение торговой сессии подскочила на 21,2%.

Но есть и другой вариант, регионально-силовой. Договариваться — это долгое и дорогое лечение. Неподтвержденные заявления могут только усугубить абсцесс. Но остается вариант хирургического вмешательства. Остается только найти скальпель как инструмент вмешательства и клиента под этот инструмент. Россию с ее ядерной триадой никакими хирургическими инструментами не проймешь. Королевство Саудовская Аравия — иное дело. В ночь на субботу 14 сентября прошлого года 10 беспилотных летательных аппаратов атаковали нефтяное месторождение Хураис и предприятие первичной очистки нефти на месторождении Абкаик, которые принадлежат саудовской государственной нефтяной компании SaudiAramco. И уже в понедельник утром, при открытии торгов, стоимость нефти выросла на 20%. Выросла бы и больше, но тогда Трамп отреагировал моментально и разрешил распечатать нефтяные резервы страны. Дрон-атака была осуществлена йеменскими хуситами. Поэтому именно уже опытный Йемен кажется наиболее эффективным скальпелем для вразумления саудитов.

В стране уже второй десяток лет идет гражданская война между зейдитами (ответвление шиизма), они же «хуситы», и сторонниками президента Мансура Хади. 19 марта 2015 года на стороне Хади по инициативе и под командованием Саудовской Аравии выступила коалиция из 10 стран (100 000 военных и не менее 195 самолетов). Но бесштанные йеменцы в тобе (длинной рубахе до лодыжек) или футе (мужской юбке) смешны только на первый взгляд, поскольку джамбия (кривой кинжал) это обязательный элемент мужской одежды и пользоваться им мужчины очень даже умеют. Как и автоматами, и даже более высокотехнологичным оружием. Поэтому они уже шестой год ведут полноценную войну с Саудовской Аравией, порой перенося военные действия на территорию Королевства. И претензий к Эр-Рияду у хуситов накопилось очень много. За спиной Йемена стоит Иран, основной противник Саудов в борьбе за региональное лидерство. А значит и Россия, пусть и ситуативный, но союзник Ирана на Ближнем Востоке. Уже такого бэкграунда достаточно, чтобы рассматривать Йемен как перспективный «скальпель» для циркумцизии амбиций и желаний принца Мохаммеда бин Салмана, командующего антихуситской коалицией, наследного принца и будущего саудовского короля. И в последние дни, после некоторого затишья в начале года, ситуация в Йемене опять накаляется, причем по инициативе хуситов. Более того, их лидер Сайед Абдель-Малик аль-Хути заявил, что арабско-саудовский альянс станет свидетелем «новых сюрпризов шестого года войны» и новых «передовых военных возможностей», а 28 марта хуситские беспилотные летательные аппараты «Саммад-3» и баллистические ракеты ближнего радиуса действия «Зульфикар» «с большой точностью нанесли удар по обозначенным целям в Эр-Рияде».

То есть под обстрелами уже столица королевства. А это может означать, что в случае, если уговоры Трампа окажутся безрезультатными, то ракетные удары хуситов станут более массированными и частыми. А ведь «засели» йеменские шииты очень удачно: даже имеющиеся в их распоряжении ракеты могут представлять угрозу не только столице Саудовской Аравии и ее инфраструктуре, но и проливам Баб-эль-Мандеб (основной торговый путь из Индийского океана в Средиземное море) и даже Ормузскому, которым проходит 17,5% мирового нефтяного трафика. И если йеменцам-зейдитам с их опытом, ракетами и географическим положением позволят по-настоящему участвовать в нынешней «нефте-ценовой войне» в роли «пистолета в добавление к доброму слову», то цена на ресурс подскочит неизбежно.

Андрей Ганжа

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 3 апреля 2020 > № 3342083


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338157

Les Echos (Франция): нефтяной шок — мастерский ход Саудовской Аравии и России

Начав ценовую войну в разгар пандемии, Саудовская Аравия и Россия решили усилить воздействие коронавируса и его пагубных последствий на потребление нефти в мире расширением производства. Обе страны уже начали извлекать из этого выгоду.

Антуан Альфф (Antoine Halff), Les Echos, Франция

Вморе плохих новостей о коронавирусе падение нефтяных котировок может показаться единственной позитивной нотой. Снижение цен на топливо поможет потребителям в условиях пандемии и ее экономических последствий. Как бы то ни было, новый нефтяной кризис может повлечь за собой такие же глубокие потрясения для мировой экономики и геополитического равновесия, как и кризис 1973 года (пусть тогда речь шла о повышении цен).

Как и в прошлом, новый кризис в значительной мере стал делом рук самих стран-производителей. Начав ценовую войну в разгар пандемии, Саудовская Аравия и Россия решили усилить воздействие экзогенного шока (коронавирус и его влияние на потребление нефти в Китае и других странах) эндогенным ответом: расширением производства.

Коллективное самоубийство

Это решение, заставшее рынок врасплох, обрушило котировки американской нефти WTI ниже отметки в 20 долларов за баррель (худший показатель за 18 лет). На первый взгляд, оно представляет собой грубую ошибку, которую аналитики назвали «коллективным самоубийством». Раз крупнейшие мировые экспортеры сильно зависят от нефтяных поступлений, Эр-Рияд и Москва сами стали первыми жертвами перепроизводства. Как бы то ни было, с точки зрения теории игр такое интуитивное решение представляет собой мастерский ход, и два нефтяных гиганта уже начинают пожинать его плоды в экономическом и геополитическом плане.

Именно на это указывает основанная на теории среднего поля новая модель нефтяного рынка, которая была создана двумя авторами этой теории Пьером-Луи Лионом, Жаном-Мишелем Ласри, а также президентом аналитической компании «Kayrros» Антуаном Ростаном и американским экономистом Хосе Шейнкманом. Их модель представляет то, как крупные экспортеры дешевой в производстве нефти («доминирующая монополия») постоянно ищут точку равновесия между двумя противоречивыми целями: высокими ценами и захватом рынка. Когда цены растут, гиганты зарабатывают больше, но теряют доли рынка в пользу небольших производителей нефти с более высокой себестоимостью (рост котировок подталкивает их к большей добыче и инвестициям в производственные возможности). Как бы то ни было, их синхронная реакция ведет к снижению цен и усиливает их уязвимость к падению котировок. В таких условиях гиганты могут отвоевать доли рынка путем обвала цен. Чем сильнее падение, тем больнее оно бьет по небольшим производителям и тем выгоднее оно большим.

Внешний шок

Для организации спада гигантам обычно требуется толчок, экзогенный шок. В конце 1990-х годов им стал азиатский кризис и его отрицательное воздействие на спрос. В 2014 году речь шла о сланцевой революции. Составленная специалистами модель уже какое-то время предполагала новый спад. Детонатором стал коронавирус.

Хотя само явление прекрасно всем знакомо, сейчас оно отличается исключительной быстротой. Дело в том, что разрушительное воздействие коронавируса на спрос предоставляет большим производителям возможность испытать пределы мировых хранилищ. В отличие от того, что произошло в 2014 году, снижение цен не может само по себе стимулировать спрос из-за введенных ограничительных мер. В результате избыток производства сразу же отправляется в хранилища участников рынка, которые имеют для того возможности и ждут восстановления экономики с неизбежным повышением цен. Тем не менее хранилища не безграничны, что продолжает тянуть цены вниз.

Рост запасов

Изображения со спутников позволяют сегодня оценить эти возможности (в 2014 году это было недоступно) и отслеживать мировые резервы в режиме реального времени. По данным «Kayrros», с конца февраля по конец марта мировые резервы выросли более чем на 100 миллионов баррелей — беспрецедентный показатель. Этот рост только набирает силу и должен значительно превысить отметку в 4 миллиона баррелей в день с расширением социальной изоляции в США, главном мировом потребителе. При нынешнем темпе потолок будет достигнут через несколько месяцев или даже недель. Чем ближе к нему, тем ниже цены. В этом случае все придет к отрицательным ценам: производители станут сами платить покупателям, чтобы те забрали их нефть. Самые мелкие из них будут вынуждены закупорить скважины, возможно, навсегда. Победа для самых крупных.

Отрицательные цены

Это уже начинается. Агентство «Блумберг» уже сообщало об отрицательных ценах в Вайоминге. В воскресенье Райан Ситтон из Техасской железнодорожной комиссии (это агентство регулировало производство до того, как ему на смену пришла ОПЕК полвека назад) написал в «Твиттере» о том, что американские транспортные компании стали просить клиентов сократить производство из-за нехватки хранилищ. Судя по всему, внезапный спад потребления сократил доступные объемы хранилищ, создавая «запруды» и препятствуя оптимизации системы. В свою очередь спекулянты могут зарезервировать пустые хранилища, чтобы усилить давление на рынок и заполнить их при максимально низких ценах с прицелом на их дальнейший рост.

Удар по сланцевой нефти

Настоящим триумфом для Москвы и Эр-Рияда стало бы укрощение сланцевой нефти, чье развитие превратило США из главного импортера в главного экспортера. Сейчас эта цель, судя по всему, почти достигнута. Еще год назад Конгресс вновь начал рассмотрение так называемого закона «НОПЕК», который должен был поставить ОПЕК вне закона, что вызвало беспокойство у Эр-Рияда. На прошлой неделе 13 сенаторов, в том числе представители Северной Дакоты и других нефтедобывающих штатов обратились при поддержке части отрасли к Саудовской Аравии с просьбой восстановить контроль. На законе поставлен крест. Как сообщается, Ситтон мог начать переговоры о соглашении по контролю производства между Техасом и ОПЕК. Федеральное правительство, вероятно, тоже ведет такие переговоры с Эр-Риядом. Эти усилия поддерживают и основные «независимые» производители сланцевой нефти, в том числе уважаемый во всей отрасли Скотт Шеффилд, руководитель компании «Pioneer Ressources». По его словам, при отсутствии мер для восстановления цен лишь десяток из 75 вышедших на биржу независимых производителей дотянут до конца 2021 года.

Палка о двух концах

Таким образом, США узнают, что нефтяное доминирование — палка о двух концах. Хотя подъем американского производства позволил Вашингтону все свободнее использовать нефтяное оружие в международных отношениях, обвал указывает ему на то, что все это связывает его интересы с интересами Москвы и Эр-Рияда, а не только освобождает его от былой зависимости от импорта. Модель прекрасно демонстрирует то, как «доминирующая монополия» может надавить на своих членов, чтобы заставить их разделить бремя от снижения производства, которое влечет за собой колебания рынка. Запустив ценовую войну, Эр-Рияд и Москва де факто заставляют Вашингтон принять клубную карту.

Таким образом, после падения рынку придется иметь дело с новым геополитическим раскладом. Сланцевая отрасль ускорила начавшийся еще до краха процесс реструктуризации, а на смену старому противостоянию производителей и потребителей, ОПЕК и МЭА, может прийти (официально или неофициально) новая управляющая система, в которой Москва, Эр-Рияд и Вашингтон будут делить рычаги контроля над рынком.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338157


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338193

Al Araby (Великобритания): Саудовская Аравия — крупнейший проигравший в нефтяном конфликте

Эксперты пытаются оценить потери Саудовской Аравии и России в результате обвала цен на нефть. Автор считает, что наследный принц вовлек королевство в самоубийственную дуэль с русским медведем. Нет сомнений, что пострадают обе стороны, но потери Эр-Рияда будут больше, и цену нынешнего конфликта заплатит народ.

Ахмад Закрулла, Al Araby Al Jadeed, Великобритания

Угроза, последовавшая за крахом соглашения ОПЕК+ между Саудовской Аравией и Россией, была не первой в своем роде. Еще 4 ноября 2016 года королевство угрожало снизить цены на нефть, что заставило Москву координировать с ним свою политику, чтобы предотвратить дефицит государственного бюджета, который на 50% зависит от экспорта энергоносителей (нефть и газ). В итоге страны заключили соглашение в формате ОПЕК+, которое соблюдали с момента подписания в конце 2016 года и до начала марта этого года.

Соглашение ОПЕК+ олицетворяло беспрецедентное улучшение отношений между Саудовской Аравией и Россией, кульминацией которого стал первый визит саудовского короля в Россию в октябре 2017 года. В ходе этого визита стороны обсудили огромные контракты на продажу оружия, саудовские инвестиции в российскую экономику и поддержку усилий Москвы в Сирии.

Вполне вероятно, эти обещания стали одним из главных мотивов для принятия данного соглашения со стороны Москвы. В целом, за некоторыми исключениями, они не были выполнены, вероятно, потому, что Саудовская Аравия не хочет злить своего стратегического союзника — Соединенные Штаты.

Соглашение ОПЕК+ рухнуло в одночасье, когда Россия отклонила предложение еще больше сократить добычу нефти с целью остановить падение цен на фоне снижения спроса и эпидемии коронавируса. Королевство объявило об увеличении своей ежедневной добычи до 12,3 миллиона баррелей в сутки, вслед за чем компания Saudi Aramco сообщила об увеличении производственной мощности до 13 миллионов баррелей в сутки. Это привело к падению цен на нефть ниже 30 долларов за баррель.

В то же время ОАЭ заявили о своей готовности поставлять на рынок нефти четыре миллиона баррелей в сутки, что способствовало еще большему снижению цен на нефть, до рекордного уровня за последние 20 лет.

Разумеется, такие цены на энергоносители оказывают негативное влияние на все страны, экспортирующие черное золото, но чаще всего эксперты пытаются оценить потери Саудовской Аравии и России, как главных участников нынешнего кризиса. Кто из них потеряет больше?

По оценкам специалистов, Россия теряет от 100 до 150 миллионов долларов в сутки при цене 40 долларов за баррель нефти, и ей нужна цена на уровне 50 долларов для сбалансированного государственного бюджета, а также поддержки миллионов неработающих россиян.

Поскольку в настоящее время страна не может заимствовать средства из-за рубежа вследствие американских санкций, вполне вероятно, что она не сможет компенсировать убытки, вызванные снижением цен. Это станет причиной замедления темпов роста экономики с ожидаемых в текущем году 2% до нуля. Может быть, начнется рецессия.

В результате российский рубль рухнул в связи с обвалом местных фондовых рынков. Стоимость валюты приблизилась к уровню кризиса 2014 года и превысила 75 рублей за доллар, а индекс финансового стресса на российском рынке превысил критическую отметку в 2,5 пункта.

Как сообщает журнал Forbes, убытки российских бизнесменов и состоятельных граждан, вызванные резким падением курса рубля и снижением доли российских компаний на мировых рынках, превысили 8,8 миллиарда долларов.

Несмотря на будущие большие потери для российской экономики, она зависит от доходов от продажи энергоносителей лишь на 50% по сравнению с саудовской экономикой, где этот показатель намного больше.

Согласно сводному арабскому отчету, доходы от нефти составляли 92,6% всех государственных доходов в 2000 году. В 2018-м они все еще составляют почти две трети этих доходов, несмотря на значительное снижение цен на нефть с 2014 года.

Чтобы компенсировать сокращение доходов, королевству пришлось ввести больше налогов, в результате чего доля налоговых поступлений в государственный бюджет увеличилась с 4,9% в 2000 году до более 30% в 2018 году.

Королевство зафиксировало бюджетный профицит в размере около 4,4% в 2000 году, который увеличился до более чем 18% в 2005 году, однако позже нормой для бюджета стал дефицит. Он достиг максимума в 2015 году, составив более 103%, а затем снизился до 82,9%, 63,9%, 33,1% в 2016, 2017, 2018 годах, соответственно, после повышения ряда налогов, цен на топливо и государственных сборов за услуги.

Кроме того, на топливо по-прежнему приходится большая часть саудовского экспорта. В 2000 году показатель составлял около 92,1%, а в 2017-м он снизился почти до 80%. Согласно оценкам, снижение цен на нефть обходится Саудовской Аравии в 400 миллионов долларов в день, то есть около 150 миллиардов в год.

Характер саудовской экономики и неспособность государства диверсифицировать свое производство, несмотря на целенаправленные реформы (10 шагов развития в период 1970-2019), привели к тому, что страна не может противостоять истощению природных ресурсов и развить конкурентоспособность на международной арене. Это необходимые инструменты для достижения экономической стабильности в среднесрочной и долгосрочной перспективах, и, следовательно, отсутствие нефтяных доходов означает использование государственных резервов и внешние заимствования.

Валютные активы Саудовской Аравии непрерывно сокращались. Они уменьшились с 737 миллиардов в августе 2014 года до 529 миллиардов в конце 2016 года и 493 миллиардов долларов в апреле 2017 года. В конце 2019 года они увеличились до 503 миллиардов долларов. Общее сокращение активов связано с решением правительства покрыть огромный дефицит бюджета, вызванный падением цен на нефть с 2014 года.

Другими словами, валютные резервы Саудовской Аравии за последние пять лет уменьшились более чем на 30%, хотя цена на нефть в течение этого периода не падала ниже 45 долларов. Если цены опустятся ниже 30 долларов, можно ожидать полное истощение саудовских валютных резервов в течение следующих пяти лет.

Королевство продолжает выпускать облигации с начала 2019 года, лидируя на рынке в Персидском заливе со стоимостью 30,81 миллиарда долларов, или 47% от общей стоимости облигаций стран субрегиона.

Из государственного бюджета Саудовской Аравии также финансируется заработная плата 2,7 миллиона государственных служащих. Запланированные бюджетом расходы являются основным двигателем экономической активности, темпы которой снизились из-за прошлых реформ. Вне всякого сомнения, увеличение дефицита бюджета в результате еще большего падения цен на нефть повлечет за собой суровые меры экономии, а также нагрузку на граждан.

Кристин Смит Диван из Института арабских государств Персидского залива (Вашингтон) сказала: «Весьма ожидаемо наблюдать аресты в королевстве на фоне провала переговоров с Россией».

По ее словам, наследный принц понимает, что экономическая ситуация ухудшится, поэтому он хочет обеспечить стабильность перед новыми вызовами.

Саудовская Аравия — это пример государства-рантье, уязвимого перед лицом внешних потрясений.

Это значит, что снижение цен на нефть повлечёт за собой серьезный экономический кризис в королевстве, главное бремя которого будут вынуждены нести простые саудовцы, так как страна не сможет выполнять внешние обязательства, будь то из-за войны в Йемене или закупок американского оружия в свете усиления вражды с иранским режимом.

Наследный принц Саудовской Аравии вовлек королевство в самоубийственную дуэль с русским медведем. Нет никаких сомнений, что проиграют обе стороны, но потери Саудовской Аравии будут больше и цену нынешнего конфликта заплатит народ. Вряд ли можно будет рассчитывать на поддержку ОАЭ, так как вполне вероятно, они столкнутся с другими проблемами.

На мой взгляд, нормализация отношений с Катаром, ускорение урегулирования в Йемене и изменение политики Саудовской Аравии в пользу стратегических интересов, а не личных прихотей, могут послужить саудовскому гражданину во благо во время кризиса. Смогут ли саудовские власти согласиться с этим и поставить интересы своего народа на первое место?

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338193


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 1 апреля 2020 > № 3338346

Нефтяной шок: искусно проведенное дело Саудовской Аравии и России

Антуан Халфф | Les Echos

"Своим решением запустить ценовую войну в разгар пандемии Саудовская Аравия и Россия усугубили воздействие экзогенного шока - коронавируса и его гибельных последствий для потребления нефти во всем мире - эндогенной характеристикой: ростом ее добычи. Обе страны-производителя уже начинают получать от этого прибыль", - пишет Антуан Халфф, старший научный сотрудник центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета, в издании Les Echos.

" (...) На первый взгляд, это решение, которое застало рынок врасплох и уже довело американскую нефть WTI до минимальной за 18 лет отметки ниже 20 долларов за баррель, представляет собой невероятную ошибку, уже осужденную аналитиками, квалифицировавшими ее как "коллективное самоубийство". В сущности, ведущие мировые экспортеры сильно зависят от нефтяной прибыли, а значит, Эр-Рияд и Москва являются первыми жертвами перепроизводства. Однако, с точки зрения теории игр, столь нелогичное решение представляет собой искусно проведенное дело, от которого два нефтяных гиганта уже начинают пожинать как экономические, так и геополитические выгоды", - говорится в статье.

"(...) Разрушительное воздействие коронавируса на спрос на нефть предоставляет крупным производителям беспрецедентную возможность протестировать пределы глобальной емкости хранилища. В отличие от того, что произошло в 2014 году, падение цен не может стимулировать спрос, до тех пор, пока этому препятствуют карантинные меры. Таким образом, избыток добытой нефти откладывается про запас, а те игроки рынка, которые могут себе это позволить, хранят его в ожидании восстановления экономики и неизбежного роста цен. Однако объемы хранилищ не бесконечны, поэтому на рынках наблюдается понижательное давление", - поясняет эксперт.

"(...) В текущей ситуации у рынка есть только несколько месяцев - даже несколько недель - прежде, чем достигнуть потолка емкости хранилища. Чем ближе мы к нему подходим, тем ниже цены. Когда потолок будет достигнут, цены станут отрицательными: производители будут платить покупателям, лишь бы избавиться от своей нефти. И тогда самые уязвимые будут вынуждены закрыть свои скважины, возможно, навсегда. Это будет означать победу крупных производителей", - отмечает Халфф.

"(...) Таким образом, гамбит Эр-Рияда и Москвы, похоже, уже приносит свои плоды. Среди наиболее пострадавших стран-производителей оказывается Иран, заклятый враг Аравии, чьи запасы сырой нефти достигли рекордных уровней: Тегеран мог бы продать большую часть своей добытой нефти, несмотря на американские санкции, согласившись на значительные скидки, но нынешний обвал цен делает такой подход невозможным", - указывает автор статьи.

"Однако для Москвы и Эр-Рияда настоящим триумфом стало бы укрощение сланцевой нефти, благодаря которой Соединенные Штаты, еще недавно являвшимися крупнейшим импортером нефти, теперь стали крупнейшим в мире производителем. До этой цели, похоже, рукой подать", - указывает эксперт.

"(...) Теперь Соединенные Штаты обнаружили, что "нефтяное господство" является обоюдоострым мечом. Если рост американской добычи позволил Вашингтону все более свободно использовать нефтяное оружие в качестве инструмента своих международных отношений, то ее катастрофа показала, что та же сила настолько тесно связывает их интересы с интересами Эр-Рияда и Москвы, что отыгрывает их былую зависимость от импорта нефти. (...) Начав ценовую войну, Эр-Рияд и Москва фактически вынудили Вашингтон обзавестись собственной членской карточкой клуба", - говорится в публикации.

"Такова новая геополитическая карта нефти, которую раскроет для себя рынок, когда цены снова упадут. Ускорится уже начавшийся до обвала процесс реструктуризации индустрии сланцевой нефти, к тому же старое противостояние между производителями и потребителями, между ОПЕК и Международным энергетическим агентством, может формально или нет, уступить дорогу новым механизмам управления, с помощью которых Москва, Эр-Рияд и Вашингтон поделят между собой контроль за рынком", - резюмирует Антуан Халфф.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 1 апреля 2020 > № 3338346


Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338183

The Telegraph (Великобритания): Саудовская Аравия собирается обрушить на мир мощную нефтяную волну

Трамп и Путин во вторник договорились, что страны должны обсудить вопрос о способах стабилизации нефтяных рынков, но Саудовская Аравия заявила о своем нежелании участвовать в каких-либо переговорах.

Эд Клауз (Ed Clowes), The Telegraph UK, Великобритания

Саудовская нефтегазовая копания «Сауди Арамко» (Saudi Aramco) предупредила своих партнеров, чтобы те готовились к резкому увеличению добычи нефти, поскольку она собирается вывести добычу на максимальную мощность.

«Сауди Арамко» попросила, чтобы фирмы обеспечили достаточное количество персонала и оборудования, чтобы со среды увеличить добычу до 12 миллионов баррелей в сутки на «обозримое будущее».

Мировой рынок залит нефтью из-за жесткой борьбы между Россией и Саудовской Аравией за долю рынка после того, как две недели назад они не смогли договориться о дальнейшем сокращении добычи для поддержания цен на нефть.

Во вторник, на фоне заявлений США и России о намерении провести переговоры по вопросу стабилизации энергетического рынка после падения цен на нефть в результате резкого увеличения объема добычи и падения спроса, цены отскочили. Саудовская Аравия заявила о своем нежелании участвовать в каких-либо переговорах.

Дональд Трамп и Владимир Путин собираются решить, что можно сделать, чтобы установить нижний порог цены на сырую нефть после того, так как менее чем за месяц она подешевела в два раза.

После объявлений о планируемых переговорах цена на нефть марки Brent поднялась примерно на 2%, но затем упала до отметки ниже 23 долларов за баррель. В начале марта она составляла более 50 долларов. Цена на американскую нефть составила 20,28 доллара за баррель.

Нефтяной рынок обрушился в результате падения мирового спроса, поскольку в целях борьбы с распространением коронавируса были приостановлены пассажирские перевозки и торговля на фоне значительной перенасыщенности рынка.

По сообщению Кремля, в понедельник вечером во время телефонной беседы Дональд Трамп и Владимир Путин договорились, что представители руководства энергетической отрасли двух стран должны обсудить вопрос о способах стабилизации нефтяных рынков.

Некоторые аналитики прогнозируют, что в ряде регионов цены на нефть могут стать отрицательными, когда возникнет дефицит мощностей для хранения нефти, и компаниям приходится платить покупателям, чтобы избавиться от излишков.

На прошлой неделе американские сенаторы-республиканцы обвинили Россию и Саудовскую Аравию в том, что, те, обрушив цены на нефть, начали «экономическую войну» против Америки.

В письме госсекретарю Майку Помпео они написали: «Мы тщательно выбирали этот термин и понимаем всю серьезность его значения».

Падение цен на нефть стало ударом для американских производителей сланцевой нефти, и многим из них грозит банкротство.

При этом из-за падения цен на нефть компания «Шелл» (Shell) в первом квартале 2020 года была вынуждена списать активы на 800 миллионов долларов.

Энергетический гигант предупредил, что из-за падения цен в его работе возникли затруднения, а из-за быстрого распространения коронавируса COVID-19 возникла «значительная неопределенность» в отношении цен и спроса на нефть и газ в оставшуюся часть года.

В обновленном квартальном отчете компании говорится, что из-за коронавируса она понизит свой прогноз на оставшуюся часть года.

В первом квартале ожидалось снижение компанией объемов добычи нефти и сжиженного природного газа.

Акции «Шелл» упали почти на 8% до 13,59 фунта стерлингов, хотя в начале года их цена составляла более 25 фунтов стерлингов.

Как сообщает издание «Блумберг» (Bloomberg), «Сауди Арамко» также рассматривает возможность продажи доли в своем трубопроводном подразделении, чтобы выручить порядка 10 миллиардов долларов.

Крупнейшему в мире производителю нефти, видимо, необходимо привлечь средства для выплаты в этом году дивидендов в размере 75 миллиардов долларов и выплаты первого взноса в рамках сделки по покупке доли в саудовской нефтехимической компании «Сауди Бейсик Индастриз» (Saudi Basic Industries Corp.) за 70 миллиардов долларов.

На просьбу издания «Блумберг» прокомментировать эту информацию в компании «Сауди Арамко» не ответили.

Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 апреля 2020 > № 3338183


Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 1 апреля 2020 > № 3338354

Саудовская Аравия не смогла найти покупателей нефти после увеличения добычи до пика

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Саудовская Аравия в рамках ценовой войны с Россией увеличила добычу нефти до пиковых 12 млн баррелей в день. Но из-за падения спроса королевство не может найти покупателей сырья, и заполненные танкеры вынуждены покидать порты без пункта назначения

Саудовская Аравия начала наращивать добычу нефти в ходе ценовой войны с Россией, но резкое падение спроса из-за коронавируса приводит к тому, что загруженную в танкеры нефть некуда доставлять, пишет The Wall Street Journal. «Есть отгрузки [из портов Саудовской Аравии в Персидском заливе], на которые нет пункта назначения, потому что у нас нет покупателей», — рассказал газете один из саудовских чиновников.

По словам официальных представителей Эр-Рияда, крупнейший в мире экспортер нефти вышел на максимальную мощность и добывает сегодня более 12 млн баррелей в день, что почти на 2 млн баррелей больше, чем месяц назад. Но есть признаки того, что эту нефть некуда доставлять. В результате зафрахтованные королевством танкеры после загрузки вынуждены покидать порты, не имея точного порта назначения.

В среду закончило действовать соглашение России и ОПЕК, которое с 2016 года поддерживало нефтяные цены на мировом рынке. Договориться о продлении этого соглашения участникам сделки в начале марта не удалось. Уже через несколько часов после провала переговоров 6 марта Саудовская Аравия начала ценовую войну с Россией. Эр-Рияд снизил так называемые официальные цены продаж, предложив рекордные скидки на некоторые виды сырой нефти, которые он продает по всему миру. Одновременно Саудовская Аравия в частном порядке пообещала некоторым участникам рынка, что при необходимости может увеличить производство нефти до рекордного уровня в 12 млн баррелей в день по сравнению с 9,7 млн, которые ежедневно добываются в королевстве в марте.

Ценовая война совпала по времени с резким падением спроса на нефть из-за пандемии коронавируса. В результате цены на нефть упали почти на 70% — до уровня, невиданного с 2002 года.

Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 1 апреля 2020 > № 3338354


Саудовская Аравия. Ирак. Кувейт. ОПЕК. РФ > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 31 марта 2020 > № 3336794

Нефтяное соглашение ОПЕК+

Организация стран-экспортеров нефти, ОПЕК (The Organization of the Petroleum Exporting Countries, OPEC) – международная организация, созданная с целью координации действий по объему продаж и установления цен на сырую нефть.

ОПЕК как постоянно действующая организация была создана на конференции в Багдаде (Ирак) 10-14 сентября 1960 года.

Первоначально в состав организации вошли Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла – инициатор создания. К странам, основавшим организацию, позднее присоединились: Катар (1961), Индонезия (1962-2009, 2016), Ливия (1962), Объединенные Арабские Эмираты (1967), Алжир (1969), Нигерия (1971), Эквадор (1973-1992, 2007), Габон (1975-1995, 2016), Ангола (2007), Экваториальная Гвинея (2017) и Конго (2018).

В настоящее время в ОПЕК входит 13 членов: Эквадор решил прекратить свое членство в ОПЕК с 1 января 2020 года, Индонезия приостановила членство с 30 ноября 2016 года, Катар прекратил свое членство 1 января 2019 года.

В 1982 году ОПЕК официально ввела систему квот на добычу нефти странами участницами, балансировка которой была возложена на Саудовскую Аравию. Квотирование рассматривалось как временная мера, но в результате оно стало основным инструментом воздействия ОПЕК на нефтяной рынок.

Отношения ОПЕК и России – одного из крупнейших независимых производителей нефти – исторически складывались довольно непросто. Столкновение интересов двух конкурирующих сторон было неизбежно и обострялось в сложные для рынка нефти периоды (в частности, в 1998 году, 2002 году, 2008-2009 годах). С целью налаживания диалога с 1998 года Россия стала периодически участвовать в Конференциях ОПЕК в качестве наблюдателя, а также в различных совместных заседаниях экспертов. Однако до реальной координации действий по добыче нефти до 2017 года дело не доходило.

В 2016 году ОПЕК вступила в новый этап регулирования рынка нефти. Борьба за долю рынка и ожидание естественного восстановления баланса спроса и предложения на мировом рынке нефти в условиях снижающихся c 2014 года цен на нефть в долгосрочном периоде были ограничены ростом бюджетных дефицитов участников организации. При этом быстрых результатов такая стратегия не принесла. В начале 2016 года цена на нефть марки Brent опустилась к уроню 30 долларов за баррель, что побудило Россию и еще несколько нефтедобывающих стран перейти к активному обсуждению с ОПЕК совместных действий по устранению избытка предложения на рынке и восстановлению цен на нефть. Еще почти год и несколько раундов переговоров понадобились сторонам для согласования условий сделки, в результате чего в декабре 2016 года состоялось подписание соглашения об ограничении добычи нефти между странами ОПЕК и 11 странами, не входящими в организацию (Россия, Азербайджан, Казахстан, Мексика, Оман, Бахрейн, Бруней, Малайзия, Судан, Южный Судан и Экваториальная Гвинея, вступившая вскоре в ОПЕК).

Соглашение предусматривало общемировое сокращение добычи нефти странами ОПЕК и странами, не входящими в организацию, – 1,7-1,8 миллиона баррелей в сутки, в том числе ОПЕК – 1,2 миллиона баррелей в сутки, для стран, не входящих в ОПЕК, – 558 миллионов баррелей в сутки.

Сокращение проводилось от уровня октября 2016 года. Россия обязалась сократить добычу на 0,3 миллиона баррелей в сутки.

Сделка ОПЕК и ряда не входящих в организацию стран (ОПЕК+) по регулированию добычи нефти вступила в силу с начала 2017 года.

Соглашение было заключено на первое полугодие 2017 года с возможностью продления. В мае 2017 года срок его действия был продлен на три квартала – до конца марта 2018 года. В ноябре 2017 года страны-участницы ОПЕК+ приняли решение продлить соглашение о сокращении добычи нефти еще на девять месяцев – до конца 2018 года.

В июне 2018 года ОПЕК+ согласовала цель уйти от перевыполнения условий соглашения, которое тогда составляло 47%, но уже в ноябре решила вновь поменять стратегию, задумавшись о возвращении к сокращению добычи.

7 декабря 2018 года ОПЕК+ приняла решение о сокращении добычи нефти суммарно для всех стран соглашения на 1,2 миллиона баррелей в сутки с января 2019 года в течение полугода. Для стран ОПЕК было предусмотрено сокращение на 800 тысяч баррелей нефти, для стран, не входящие в ОПЕК, – на 400 тысяч баррелей нефти.

Три страны получили исключения из сделки ОПЕК+: Иран и Венесуэла из-за санкций и Ливия в связи с нестабильной ситуацией в стране.

Россия обязалась сократить добычу нефти на 228 тысяч баррелей в сутки от 11,4 миллиона баррелей, которые были в октябре 2018 года.

По мнению экспертов, с задачами по устранению избыточного предложения и поддержанию цен на рынке нефти объединение стран ОПЕК+ в первые два года в целом успешно справлялось.

Однако рыночные (рост добычи нефти другими производителями, замедление спроса) и политические (санкции США в отношении Ирана и Венесуэлы) факторы, влияющие на рынок нефти, требовали от участников сделки немалых усилий в выработке согласованной позиции по дальнейшим действиям.

Россия в этих обстоятельствах смогла получить относительно выгодные условия, существенно увеличив во второй половине 2018 года добычу нефти после решения о восполнении всеми участниками выпадающей добычи нефти Ирана и Венесуэлы в рамках общей квоты и взяв на себя умеренные обязательства по сокращению добычи от высоких уровней октября 2018 года на 2019 год.

Министр энергетики РФ Александр Новак сообщил, что Россия дополнительно заработала минимум 120 миллиардов долларов за два года действия соглашения ОПЕК+.

2 июля 2019 года страны ОПЕК+ единогласно одобрили продление сделки по сокращению добычи нефти на существующих условиях еще на девять месяцев, до конца марта 2020 года. Знаковыми итогами встреч ОПЕК+ 1-2 июля также стало подписание хартии о долгосрочном сотрудничестве стран и намерения скорректировать цель сделки по уровню коммерческих запасов нефти в мире.

6 декабря 2019 года страны-участницы соглашения ОПЕК+ объявили о новых сокращениях добычи нефти: альянс решил добывать еще на 500 тысяч баррелей в сутки меньше в первом квартале 2020 года.

Было решено, что дополнительное сокращение добычи нефти для членов ОПЕК составит 372 тысячи баррелей в сутки, а для стран, которые не входят в организацию, – 131 тысячу баррелей в сутки. Исключения из сокращений добычи в рамках сделки были сохранены для Ирана, Ливии и Венесуэлы. При этом на долю России придется 300 тысяч баррелей в сутки.

Сообщалось, что суммарно объем сокращения производства ОПЕК+ составит 1,7 миллиона баррелей в сутки. Вдобавок к этому Саудовская Аравия, чьи обязательства были увеличены на 167 тысяч баррелей в сутки, добавит еще 400 тысяч баррелей в сутки. С учетом ее добровольного вклада общее сокращение добычи ОПЕК+ достигнет 2,1 миллионов баррелей в сутки.

Однако перевыполнять обязательства в рамках ОПЕК+ Саудовская Аравия намеревалась только при полном соблюдении условий сделки всеми ее участниками.

6 марта 2020 года страны ОПЕК+ не смогли договориться ни об изменении параметров сделки о сокращении добычи нефти, ни о ее продлении. В результате с 1 апреля снимаются ограничения по добыче нефти в странах-участницах прежнего альянса. Москва не согласилась с предложением картеля дополнительно снизить производство из-за распространения коронавируса и предлагала сохранить существующие условия. Саудовская Аравия, в свою очередь, настаивала на дополнительном сокращении добычи нефти.

С начала 2020 года нефтяные цены обвалились более чем вдвое. В ночь на 30 марта стоимость нефти марки WTI опускалась ниже 20 долларов за баррель, впервые с 2002 года. Цены на нефть марки Brent в конце марта обновили минимум с мая 2003 года, снизившись до 24,65 доллара за баррель.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Саудовская Аравия. Ирак. Кувейт. ОПЕК. РФ > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 31 марта 2020 > № 3336794


Саудовская Аравия. США. Китай. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 31 марта 2020 > № 3340240

Нефтяной Армагеддон

почему падают мировые цены на «чёрное золото»

Борис Марцинкевич

Для того, чтобы адекватно оценить изменения на мировом рынке нефти, необходимо взглянуть на события в их взаимосвязи. Казалось бы, всё ясно: Саудовская Аравия в условиях падения фондовых рынков и сокращения экономической активности предложила резко снизить объёмы добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+, а Россия с этим предложением, носившим ультимативный характер, не согласилась, что и привело к обвалу цен. Замечательный сюжет, вот только он никак не объясняет, почему "ушли в минус" не только сырьевые биржи и акции нефтедобывающих компаний на биржах фондовых, но то же самое наблюдается применительно ко всей экономике, включая сектор высоких технологий. Где какие-то там нефтяные скважины и танкеры, бороздящие просторы мирового океана, а где — акции Apple и Tesla? В лоб это понять не удастся, придётся заглянуть в не слишком далёкое прошлое.

Начало. Держим удар

Едва ли не все мы уже успели забыть драматизм событий, происходивших всего четыре года тому назад, когда цена снижалась не на проценты, а в разы. Лето 2014 года — цена нефти марки Brent устанавливает исторический рекорд, баррель стоит 111,87 долл. Январь 2016 года — баррель той же нефти опускается до 30,8 долл.

Для экономики России тот период стал временем достаточно тяжёлым, поскольку одновременно с ситуацией на рынке нефти мы переживали ещё и шквал антироссийских санкций со стороны США при полной поддержке подхрюкивающего им Евросоюза. Падение уровня жизни в нашей стране не может отрицать даже самый оптимистичный оптимист, но говорить о том, что мы теперь все "умираем", — способен только самый пессимистичный пессимист — мы выдержали, хотя нас и пошатывает. Выдержали, собственно, по трём причинам: имелись резервы в ФНБ, бюджет верстался исходя из цены барреля сначала в 60, а потом и в 50, и в 40 долларов, потери в валютной выручке на экспорте нефти мы умудрились компенсировать резким ростом экспорта продовольствия и серьёзной прибавкой в экспорте вооружения. Кроме того, посильную помощь оказал Газпром, который сумел весьма аккуратно воспользоваться тем, что колебания цены на рынке нефти вызывают изменения на газовом рынке с полугодовым лагом. Но, тем не менее, ситуация была непростой, и никакого интереса в том, чтобы цена барреля продолжала валиться ниже плинтуса, у России не было.

Имелась и ещё одна страна, на экономике которой падение нефтяной цены сказалась очень тяжёло — вернее, Саудовской Аравии пришлось ещё тяжелее, чем России: 80% доходов государственного бюджета королевства составляют налоговые и иные поступления от государственной компании Saudi Aramco, которая обладает полной монополией на добычу и переработку нефти, на экспортные поставки нефти и нефтепродуктов. Государственный бюджет королевства верстался исходя из стоимости барреля в 80 долл., для покрытия дефицита использовался золотовалютный резерв, который в 2014 году составлял порядка 1 трлн. долл. В настоящее время ЗВР уменьшился на 50%, до 500 млрд. долл. Сумма огромная, но события 2014-2015 гг. наглядно показали, что она отнюдь не бесконечна, а потому нет причин удивляться тому, что Саудовская Аравия стремилась добиться роста цены нефти.

Если в 70-е годы прошлого века такую проблему саудиты могли решить, что называется, легко и непринуждённо, снизив объёмы своих добычи и экспорта, то в 10-е годы века нынешнего такого инструмента у Саудовской Аравии уже не стало. 40 лет тому назад ОПЕК контролировала до 75% объёма мировой нефтедобычи, а в 2015 году из 96,4 млн. баррелей в день (б/д) на долю ОПЕК приходилось только 32,0 млн., или 33,2%. Тоже немало, но в одиночку, сольно, регулировать мировые цены не получится. Если не можешь сам — попроси о помощи друга, если нет друга — найди хотя бы временного единомышленника. Именно так возникла идея о создании ОПЕК+ — подтянуть к ОПЕК нефтедобывающие страны, не входящие в состав картеля. Что и стало причиной неожиданного потепления отношений КСА (Королевства Саудовская Аравия) с Россией, чего ранее не наблюдалось даже в самый мощный "мелкоскоп".

Но одной России для получения условного "контрольного пакета мировой добычи нефти" было маловато: на долю нашей страны приходится около 12,5% мировой добычи. Именно поэтому переговоры о создании ОПЕК+ отняли немало времени, но оно того стоило: помимо России, к ОПЕК+ присоединились ещё 10 государств. Азербайджан, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Бахрейн, Судан и Южный Судан, Бруней и Экваториальная Гвинея. Плюс ещё страны, входящие собственно в ОПЕК — пул образовался мощный, а общее стремление его участников к повышению цены нефти позволило приступить к действиям.

30 ноября 2016 года соглашение ОПЕК+ было подписано. Оно выглядело просто и решительно: страны, его подписавшие, договорились совокупно снизить объём добычи нефти на 1,8 млн. б/д. По состоянию на 2016 год, в течении которого мировая добыча составляла 96,7 млн. б/д, это было снижением почти на 2% и, по замыслу авторов соглашения, этого должно было хватить, чтобы цена барреля увеличилась на 15-20%. Оставалось только посмотреть, подтвердят ли биржевые котировки этот расчёт.

Каким-то из государств, подписавших соглашение ОПЕК+, выполнить его в пределах взятой на себя квоты было легче, кому-то — сложнее. К примеру, в Азербайджане — полная госмонополия на добычу как нефти, так и газа, принадлежит государственной компании SOCAR, а в России, как известно, можно легко насчитать с десяток крупных нефтяных компаний — не Роснефтью единой, как говорится: ЛУКОЙЛ, ГазпромНефть, Сургутнефтегаз и так далее. Но все справились, поскольку понимали: овчинка стоит выделки, — что и показали дальнейшие события. Цена барреля на момент подписания соглашения — 47,97 долл., в январе 2017 года — 55,98 долл., то есть за месяц она выросла на 17%. Обратим внимание на то, что в составе ОПЕК+ США как не было тогда, так нет их и сейчас, хотя по уровню добычи нефти они сумели выйти на первое место в мире, обогнав и Россию, и Саудовскую Аравию. Дело в том, что Штаты — ещё и крупнейший в мире потребитель нефти. Безусловно, с каждым годом они всё меньше покупают нефти, выпадающие объемы давят на цены, однако в ноябре 2016 года формального повода пригласить их за общий стол переговоров у ОПЕК+ не было.

Сделка ОПЕК+ как способ накопить резервы

С 2017 года министерские встречи ОПЕК+ проводились неоднократно: пересматривались условия и сроки соглашения, но поводов для споров практически не возникало, ситуация всех устраивала, в том числе и Россию. Наша страна снова начала пополнять ФНБ, с 2014 года ЦБ РФ начал скупать у отечественных золотодобывающих компаний 60% их добычи, средства из облигаций США плавно перетекали в физическое золото, объём запасов которого вырос весьма значительно. Если коротко, то соглашение ОПЕК+ позволило России восстановить ФНБ, пережить западные санкции, продолжить работу по изменению структуры экономики — в сравнении с 2014 годом зависимость от нефти снизилась на 5%, достаточно активно шло и импортозамещение.

Сделка ОПЕК+ помогла правительству Медведева и ЦБ снизить уровень инфляции, несколько раз государственный бюджет оказывался профицитным. Владимир Путин в майских указах 2018 года предложил национальные проекты, правительство Медведева разработало планы их реализации, с которыми в 2019-м справиться не смогло, итог известен — у нас теперь новое правительство. Впрочем, речь не об этом, а о том, что у национальных проектов вообще возник шанс появиться на свет — комфортный уровень мировых цен на нефть позволил накопить необходимые для этого средства.

Саудовская Аравия была куда как менее довольна ситуацией — здесь упорно разрабатывали государственный бюджет, исходя из цены в 75-80 долл. за баррель. Золотовалютные резервы КСА продолжали снижаться, недовольна была и компания Saudi Aramco, которой, чтобы увеличивать перечисления в бюджет, приходилось ужимать свои инвестиции в геологоразведку. После долгой подготовки Saudi Aramco сделала единственный возможный в такой ситуации ход: акционировалась и выставила пакет акций на биржу — правда, пока не на международную, а только на свою собственную, Tadawul. 5 декабря 2019 года первичное размещение акций прошло со здоровым ажиотажем — в ходе торгов цена выросла на 10% от предложенной. На продажу были выставлены 1,5% акций компании по начальной цене 8,5 долл., выкупали их уже по 9,4 долл. Нехитрое упражнение на калькуляторе показывает — рыночная капитализация Saudi Aramco увеличилась с 1,7 до 1,88 трлн. долл. По этому показателю Saudi Aramco установила мировой рекорд, оставив далеко позади Apple и Microsoft.

Продав 1,5% акций, нефтяная компания королевства получила в своё распоряжение 25,6 млрд. долл. — внушительный "довесок". Одним словом — триумф, фанфары и просто праздник какой-то. Но как-то не очень заметно под грохот барабанов прошло сообщение о том, что покупателями акций стали исключительно члены королевской семьи и другие богатейшие семьи Саудовской Аравии, а также фонды из Кувейта и ОАЭ. Тут две стороны медали: с одной — акции купил "тот, кто надо купил", а с другой есть вопрос, нсколько добровольно выкладывали свои деньги вышеперечисленные достопочтенные господа? Судя по тому, что произошло с одним саудовским журналистом в посольстве Саудовской Аравии в Турции, добровольность в королевстве — понятие весьма относительное. Но, так или иначе, выход Saudi Aramco на биржевые торги состоялся, руководство кампании объявило, что имеется и дополнительный опцион — в 15% акций, которые могут быть выставлены на торги дополнительно, но не сейчас, а как-нибудь потом, при удобном случае.

Некоторые особенности сланцевой добычи углеводородов

С момента подписания соглашения ОПЕК+ объём сланцевой добычи на территории Штатов начал свой стремительный рост. Фрекинг (он же — гидроразрыв пласта) принципиально отличается от традиционной нефтедобычи тем, что у скважин стремительно уменьшается дебет. Уже в течение второго года эксплуатации скважины он снижается вдвое, в течение третьего — ещё вдвое. Для того, чтобы объем добываемой нефти сохранялся даже на начальном уровне, сланцевые компании вынуждены вести себя, как заправский наркоман — непрерывно бурить всё новые и новые скважины, а уж для наращивания объёмов бурить нужно ещё быстрее. Базовая ставка ФРС невысока, потому сланцевые компании уверенно набирали кредиты, одновременно размещая на фондовых торгах и акции, и облигации. Конечно, при этом они постоянно хеджировали свои риски — это одно из обязательных условий при получении кредита в США.

Смысл его прост: hedge — это ограничение. Хеджирование рисков — это защитный механизм ограничения убытков от возможных негативных сценариев. Компании не могут контролировать свои финансовые риски самостоятельно, поскольку такие риски зависят от глобальных колебаний сырьевых цен, нестабильности курсов обмена валют, от изменчивости процентных ставок, геополитической обстановки и т. д. Стоит хеджирование относительно недорого, вот компании и приобретают такой своеобразный "спасательный круг" на случай всяческих внешних потрясений. Как пример — ситуация с акциями American Airlines, стоимость которых зависит от мировых цен на нефть: чем дороже нефть, тем дешевле акции авиационной компании. Инвестор, который держит в своем портфеле акции American Airlines, в качестве страховки приобретает длинные позиции на нефтяном рынке. Растёт нефть — падают в цене авиационные акции, зато появляется прибыль на нефти, в среднем всё получается вполне нормально. Набор биржевых инструментов для хеджирования достаточно обширен, обычно их сводят в так называемые опционы, которые и приобретают американские "сланцевики", которые — зафиксируем этот факт — не только закредитованы, но еще и захеджированы, и тем самым на какое-то время застрахованы от банкротств на случай обвального падения цены барреля.

Тем не менее, весь "сланцевый" сектор США — это нечто из времён "золотой лихорадки": кредиты, облигации, фьючерсы, хеджирование, акции, черт-те что и сбоку бантик. Разобраться во всём этом кошмаре далеко не просто, и, наверное, именно поэтому законодательство США предусматривает для компаний возможность добровольного банкротства, которое снимает с владельцев компании всю ответственность. Грубо говоря, ситуация может выглядеть вот так: компания объявляет себя банкротом, её выставляют на торги, и новому владельцу уже не надо рассчитываться по долгам, наделанным предыдущими владельцами.

Поэтому нужно помнить: банкротство сланцевых компаний США не равносильно тому, что добыча при помощи гидроразрыва прекратится раз и навсегда. Найдется покупатель — и кто ж знает, как он будет себя вести? Может, немедленно возобновит добычу, если посчитает это выгодным, а может — и подождёт, когда обстановка на мировом рынке будет более благоприятной. Тем более, технологически сланцевая добыча вполне это позволяет: скважины достаточно легко как консервируются, так и расконсервируются. Одна из тенденций сланцевой добычи на территории США: небольшие компании уходят на банкротство, а их акции выкупают по дешевке компании-мэйджоры — к примеру, Chevron или ExxonMobil. Именно это нам частенько пытаются, простите, "втереть" как доказательство бессмертности сланцевой добычи: мол, мелочь-то уходит, но приходят крупные хищники, которые способны работать без кредитов и выпуска облигаций. Чистая правда, вот только эти хищники потому и стали крупными, что не идут на бессмысленный риск — не будут мэйджоры заниматься сланцевой добычей, пока цены барреля на мировом рынке не станет выше себестоимости добычи хотя бы на 20-25%. Такая маржа необходима, поскольку и транспортировка затрат требует, и прибыль нужна не только ради неё самой, но и для того, чтобы появились ресурсы для перехода в режим нефтяного наркомана — возможности без дополнительного привлечения денег бурить и бурить новые и новые скважины.

"Взболтать, но не смешивать!"

Пока соглашение ОПЕК+ обеспечивало цену барреля в коридоре 55-70 долл., сланцевые компании в Штатах чувствовали себя весьма комфортно — этот уровень позволял не только удерживать, но и наращивать объём добычи. Пока Саудовская Аравия, Россия и другие участники соглашения решали свои проблемы, накапливая "жирок" в своих финансовых резервах, Штаты по объёму добычи вышли на первое место в мире, время от времени выскакивая на уровень нетто-экспортера. Да-да, именно так — при всем изобилии добываемой нефти, Штаты продолжают оставаться её покупателями, одновременно экспортируя и импортируя нефть. Таковы уж химические особенности "крови" современной экономики — на планете нет НПЗ, которые принимали бы на переработку нефть только одного сорта. Сланцевая нефть — сверхлёгкая и малосернистая, что, конечно, хорошо. Но её переработка в чистом виде не даёт возможности производить дизельное топливо, мазут и более тяжёлые асфальтовые фракции — а без такой продукции сегодня любой стране становится грустно. Именно по этой причине: внерыночной, имеющей отношение только к физическим и химическим свойствам энергетического ресурса по имени "нефть", — американские НПЗ импортируют тяжёлые марки "чёрного золота".

НПЗ в северных штатах США традиционно импортируют нефть Канады — это одна из причин того, что экономики двух североамериканских государств так тесно переплетены друг с другом. Аналогичная ситуация — на побережье Мексиканского залива, где расположены 12 крупных НПЗ США, только здесь уже идёт закупка "тяжёлой" нефти из Венесуэлы. Хотя и в Венесуэле, и в Канаде — нефть битумозная, там и там она добывается из песчаников, по своему химическому составу это совершенно разные сорта, они не взаимозаменяемы. Венесуэльскую нефть нельзя использовать в микшировании для северных американских НПЗ, а канадскую нефть — в микшировании для южных заводов. Это важный нюанс, поскольку для нормального функционирования нефтепереработки США этой стране требуется и канадская, и венесуэльская нефть.

Боливарианская Венесуэла сегодня и завтра

Именно поэтому Штаты буквально взбешены фактом существования боливарианского режима в Венесуэле — и Чавес, и Мадуро не хотели и не хотят отдавать свою нефть под контроль янки. Но они так и не сумели собрать деньги для того, чтобы построить в Венесуэле собственные НПЗ. Исторически сложилось так, что их там просто нет — Венесуэла поставляла нефть в Штаты и покупала там готовые нефтепродукты. Ненормальная ситуация, но, как известно, каждая страна, как сапёр, имеет право на ошибки, не будем вдаваться в проблемы Мадуро настолько глубоко. Какие светлые чувства испытали в США, когда на нефтяные прииски Венесуэлы широкомасштабно пришли российские компании, — можно себе представить, но нельзя описать, поскольку лексика будет ненормативной.

Нефть Венесуэлы имеет самое прямое отношение к тому, что происходило на мировом рынке в течение 2019 года, который стал предтечей разрыва соглашения ОПЕК+. В 2019 году, напомню, Штаты придумали некоего "временного президента" Гуайдо и ввели санкции против Венесуэлы — не из любви к искусству "цветных революций", а с вполне утилитарной целью: добиться полного контроля над нефтяным сектором этой страны. Не получилось — Мадуро оказался мудрее, чем тот же Каддафи. Это такая новая реальность наших дней: есть военное сотрудничество с Россией — есть самостоятельность и независимость государства, а на нет — и суда нет. У Венесуэлы с этим оказалось всё в порядке, потому, собственно, и не по Гуайдо сомбреро до сих пор.

Наверное, все уже слышали, чем обернулись американские санкции против Венесуэлы для самих же Штатов, но, на всякий случай, напомним. Для НПЗ на побережье Мексиканского залива пропала венесуэльская нефть, срочно потребовалась замена. Сходный по химическому составу сорт нефти добывает Иран, но и по тому мистер Трамп шарахнул санкциями. При всем богатстве выбора выбор на том и закончился, остался единственный сорт нефти, который, собственно, и спас в минувшем году НПЗ южных штатов Америки — российский Urals. В 2019 году поставки нефти из РФ по деньгам выросли вдвое, по физическому объёму — втрое, наша страна стала вторым экспортёром нефти в США, после Канады. Трудно не согласиться с Демпартией США, которая первой поняла, кто именно выбрал Трампа им на голову, не так ли? Но, если без шуток, то нельзя забывать о том, что по доказанным объёмам запасов нефти Венесуэла занимает первое место в мире, американские нефтяные компании на её месторождениях работают много лет, ими накоплен опыт, разработаны необходимые технологии, позволяющие добывать нефть из битумозных пластов. Себестоимость добычи нефти здесь значительно ниже, чем добыча методом гидроразрыва пласта, а это значит, что, в случае установления контроля над всеми месторождениями Венесуэлы, США имеют шанс стать лидером мирового рынка нефти, и с ними не смогут конкурировать ни ОПЕК, ни Россия.

Венесуэла для Штатов важнее Ирака и Сирии — в силу географической близости они способны организовать здесь куда более плотный военный контроль. То, что нефтяная отрасль Венесуэлы национализирована и находится под контролем государственной компании PDVSA, американцам только на руку — чисто организационно меньше проблем, им требуется контроль ровно над одной компанией. Нередко в нашей блогосфере раздавались и раздаются голоса многочисленных критиков действий Роснефти, которая активно инвестировала в нефтяные проекты миллиарды долларов, укоров в адрес Игоря Сечина тоже предостаточно. Но, стоит задуматься над тем, как будут выглядеть позиции России на мировом рынке, если многократно увеличившиеся объёмы сланцевой нефтедобычи будут подкреплены традиционной добычей на месторождениях Венесуэлы. Легкая сланцевая нефть в комплекте с тяжёлой нефтью Венесуэлы — такое предложение окажется максимально привлекательным для НПЗ любой страны мира, а конкурировать с ним Россия сможет только в том случае, если начнется масштабная промышленная добыча нефти сорта Arctic Light с шельфов наших арктических морей. Но себестоимость добычи Arctic Light пока чрезвычайно высока. Вот и подумайте, случайно ли на аэродромах Венесуэлы время от времени появляются стратегические бомбардировщики ВКС России.

Китай — мировой лидер импорта нефти

Рассуждать о мировом рынке нефти и не вспомнить про Китай — нельзя. Эта страна сегодня — не только "мировая мастерская". Она стремится повысить уровень жизни своего населения, и достигла в этом немалых успехов, включая невероятный рост производства автомобилей. С двигателями внутреннего сгорания, между прочим. И экономика без энергоносителей функионировать не может. Китайцев, как известно, в Китае много, местной нефти на всех не хватает, потому объём импорта "чёрного золота" тут растёт как на дрожжах. "Роснефть" и другие наши нефтяные компании эту тенденцию уловили вовремя, уверенно ухватив шанс на диверсификацию экспорта: Европа Европой, а в Китае тоже неплохо кормят.

Сейчас модно и современно говорить про "Силу Сибири", но не менее важное событие произошло в январе 2018 года, когда в эксплуатацию была принята вторая очередь магистрального нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО), который мгновенно смёл с первого места по объёму поставок нефти в Китай Саудовскую Аравию — ни один супертанкер не может быть длиннее трубопровода и, соответственно, дешевле поставок по нему. В 2018 году экспорт российской нефти в Китай вырос вдвое, и саудиты могли только платочками нам вслед махать, испытывая при этом, само собой, самые светлые и добрые чувства по отношению к России. Ничего личного, только бизнес, но ведь обидно, да? Ещё один нюанс: нашу нефть в Китае приобретают не столько государственные компании, сколько независимые НПЗ, и именно это, а не добрые межгосударственные отношения стали причиной того, что ВСТО работает, наращивая мощность. При этом и железнодорожные поставки в дальневосточные порты не прекращены — российские компании везут нефть и таким способом, перегружая её в танкеры, причём — не только в Китай, но и в другие страны региона Юго-Восточной Азии.

В 2019 году поставки российской нефти в Китай выросли еще на 9%, достигнув объема 77,6 млн. тонн. Но по итогам года на первом месте по поставкам в Китай оказалась … Саудовская Аравия. 83,3 млн тонн, на 50% больше, чем за год до этого. Фокус? Кажется, что нет. Китай был основным покупателем нефти Венесуэлы и Ирана, которые именно в 2019 году попали под шквал американских санкций. Да, конечно, из-за американо-китайской экономической войны поставки нефти из США в КНР тоже прекратились, но так ли грустили эти самые Штаты? "Минус" Иран, "минус" Венесуэла, "минус" сами США — итого Китай не смог приобрести 20 млн. тонн нефти. И всю эту нишу рынка сумела заполнить Саудовская Аравия, её Saudi Aramco. Почему-то об этих событиях при анализе краха соглашения ОПЕК+ не вспоминают, хотя речь идёт о крупнейшем сегменте мирового рынка нефти, крупнейшем покупателе этого товара. Напрасно.

Новые условия ОПЕК+

В декабре 2018 года министры стран ОПЕК+ выработали и подписали новые условия этого соглашения — сразу на весь 2019 год совокупный объем добычи был снижен на 1,2 млн. б/д. Мировой объём добычи в 2018 году, несмотря на все усилия ОПЕК+, не уменьшился, а, пусть и немного, но вырос — до 97,8 млн. б/д, то есть условия ОПЕК+ "сняли" с мирового рынка только 1,2% общего объёма.

В январе 2020 года Управление информации при Министерстве энергетики США подвело итоги 2019 года — объём нефтедобычи в этой стране вырос на 933 тыс. б/д. Получилось, что ОПЕК+ не только обеспечила комфортный уровень цен американскому "сланцу", но ещё и услужливо освободило ему рыночную нишу. Штаты окончательно вышли на мировой рынок нефти — объём их нетто-экспорта добрался до уровня 2,2 млн. б/д. Правда, основные направления поставок пока не очень сильно диверсифицированы — Канада да Мексика, поставки в Китай упали почти до нуля, но мировой рынок нефти глобализован настолько, что вся планета является системой "сообщающихся сосудов". Штаты вышли на рынок поставок, заняли на нём определенный сегмент и тем самым развязали руки Саудовской Аравии, которая сосредоточила свои усилия на наращивании поставок в Китай. Штаты не оставили свои попытки установить контроль над нефтяным сектором Венесуэлы — это уже не про Гуайдо, а про санкции против дочерних структур "Роснефти", которые работали с Каракасом.

Безусловно, руководители России прекрасно знали и о росте сланцевой добычи в США, и о действиях Saudi Aramco на китайском рынке. Тем не менее, 5 декабря 2019 года министр энергетики России поставил свою подпись под очередным изменением условий соглашения ОПЕК+ — сокращение добычи на 1,7 млн. б/д, то есть еще на +500 млн баррелей в год. Срок действия нового соглашения был установлен до конца I квартала 2020 года.

Казалось бы — причём тут Дания?

Почему Россия пошла на это? Где нефть — там и газ, один черт углеводороды. Строительство газопровода "Северный поток-2" (СП-2) весь 2019 год шло в борьбе ровно с одной проблемой, которой стало Министерство иностранных дел Дании. С Энергетическом агентством этой страны, которое традиционно отвечало за всё, происходящее в энергетическом секторе, у России отношения были и остаются весьма конструктивными — эта структура не занимается политикой, её интересует только энергетика. Но специальным решением парламента Дании вопросы, связанные с СП-2, были переданы МИДу, и тот сумел устроить заваруху на ровном месте. Но летом 2019 года "дело" СП-2 парламентёры Дании вновь вернули Энергетическому агентству, которое в максимально сжатые сроки выдало Nord Stream 2 все необходимые согласования на новый маршрут газопровода. Трубоукладчики швейцарской Allseas вышли на полную мощность, стремясь наверстать упущенное время, но возможность для нанесения санкционного удара у Штатов ещё сохранялась. Потому подпись, поставленная под новыми условиями соглашения ОПЕК+ Александром Новаком 5 декабря 2019 года, очень сильно смахивает на кондовую фразу: "В деле присутствовала взятка". Взятка Америке.

Но та принята не была — уже 21 декабря 2019 года мистер Трамп подписал бюджет Пентагона на 2020 год и "встроенный" в него пакет новых санкций против СП-2, после чего швейцарские трубоукладчики мгновенно сдали позиции в Балтийском море. А уже после этого случились и ракетная атака, жертвой которой стал генерал КСИР Ирана Касем Сулеймани, после этого — реанимация живого трупа по фамилии Гуайдо и санкции против дочерних структур "Роснефти", связанных с Венесуэлой. Эти события нет смысла рассматривать по отдельности — картина будет полной только в том случае, если видеть всю цепочку действий США в полном масштабе. Это полезно ещё и для тех, кто любит рассказывать, что Штаты "уже смирились" с утратой ими статуса единственной на планете сверхдержавы. Это далеко не так, они ещё вполне способны вести жёсткие атаки сразу на нескольких "фронтах", исходя из положений новой редакции Стратегии национальной безопасности США, утвержденной их президентом в декабре 2017 года, о чем онлайн-журнал Геоэнергетика.ru писал в феврале 2018 года.

Напомним, что в этом документе Штаты назначили своими стратегическими противниками Китай, Россию, Иран и КНДР, чётко определив, что основная и наиболее перспективная отрасль России — это энергетика. В ответ были предложены жёсткие санкции против СП-2, увеличение объёмов поставок СПГ, произведенного на территории США на европейский газовый рынок в течение 2019 года, а также вытеснение с китайского рынка нефти поставок из Ирана и Венесуэлы. Подписанное "мирное соглашение" предусматривает, что КНР теперь будет ежегодно закупать американские энергетические ресурсы на сумму в 50 млрд. долл., что снизит диверсификацию импорта нефти Китаем еще больше. В итоге поставки крупнейшему в мире импортеру должны оказаться под контролем США и КСА — и это станет мощным ударом по стратегическим интересам не только Китая, но и России. Если синхронно с этим Штаты смогут добиться контроля над венесуэльской PDVSA, добиться разбалансировки ситуации в Иране, то цели Стратегии национальной безопасности-2017 будут достигнуты. Такую обстановку назвать мирной и спокойной не получается — "Холодная война-2" набирает обороты.

COVID-19

И вот, во все эти расклады вмешался вирус — "коронный вирус" COVID-19. Мозаика, которую так старательно выкладывали Штаты, стала сыпаться вместе с ценами на нефть. К концу февраля — началу марта баррель стоил уже 45 долл., что стало началом "набатного звона" для сланцевой отрасли США. С Венесуэлой не получалось, с Ираном вообще конфуз вышел, а тут ещё и это. Саудовская Аравия, по щелчку пальцев дядюшки Сэма, начала призывать к срочному сбору ОПЕК+ на уровне министров: караул, баррель дешевеет, ужас! Россия ответила флегматично: "Да, ужас. Но ведь не "ужас-ужас-ужас" — пока мама варит кофе, подождём".

Если отбросить в сторону интересы сланцевых компаний США, обстановка была непростой, но и не критичной: на тот момент под ударом COVID-19 находился только Китай. Россия предлагала не суетиться, а продолжать наблюдать и оценивать обстановку, но, в конце концов, согласилась с просьбами саудитов. Встреча состоялась, и на ней КСА шарахнуло ультиматумом, потребовав снижения совокупного объёма добычи еще на 1,5 млн. б/д. Это означало, что объём добычи в РФ пришлось бы снизить еще на 250-300 тыс. б/д. Возможно, это действительно помогло бы удержать цены. Александр Новак срочно вернулся в Москву, совещание при участии Владимира Путина и глав ведущих нефтяных компаний прошло прямо в аэропорту. По совокупности происходивших событий решение было не менее жёстким, чем ультиматум Эр-Рияда — саудитам было отказано.

Нас пугают, но страшно ли нам?

Что мы наблюдаем сегодня? Саудовская Аравия уже отменила техническую встречу в рамках ОПЕК+, которая была намечена на 18 марта 2020 года. Saudi Aramco посулила европейским потребителям скидки в 5-7 долларов за баррель после 1 апреля, когда заканчивается действие соглашения ОПЕК+, а также рост объёмов добычи на 2-3 млн. б/д. Нам приказано в это верить и бояться. Вот только акции Saudi Aramco как ушли вниз 9 марта, так обратно и не возвращаются. Причины? 16 марта компания опубликовала свежий финансовый отчёт, который заставляет сильно задуматься. Процитирую: "Прибыль Saudi Aramco на фоне снижения цен и объёмов добычи в 2019 году упала на 21% по сравнению с 2018 годом. В связи с этим компания снизит свои расходы до уровня 25-30 млрд. долл. по сравнению с ранее запланированными 35-40 млрд. долл. Мы уже предприняли шаги для рационализации запланированных на 2020 год капитальных затрат".

Ещё раз: расходы будут снижены, при этом руководство КСА декларирует увеличение объемов добычи на 1 млн. б/д. "Н" — недоумение: снижая инвестиции, нарастить объём добычи — это уже не к нам, это к Гарри Поттеру в Хогвартс. 13 марта баррель отыграл часть потерянной цены, а вот курс акций Saudi Aramco снизился на 1% — даже верноподданные покупатели акций отказываются верить в чудеса. Как-то сложновато испытывать страх и уничижение перед могуществом Saudi Aramco. Нельзя исключать, конечно, что у саудитов есть резервы ранее не проданных объёмов — не просто так ведь цена фрахта нефтяных супертанкеров внезапно выросла до 200 с лишним тысяч долларов в сутки, хотя в начале года была едва ли не в 10 раз ниже. Но это даст возможность провести разовую акцию — в надежде, что Россия "сломается" и начнет умолять КСА вернуться за стол переговоров.

А что Америка? Трамп старательно "держит лицо", однако запланированная было распродажа части государственного нефтяного резерва США была отменена — в противном случае цены ушли бы ещё ниже. Теперь Трамп заговорил, что госрезерв, напротив, закупит 78 млн. баррелей нефти в самое ближайшее время: "Америка купит нефть по великолепной цене".

Но это значит: "Мы попробуем за государственный счет снять с рынка часть нефти в надежде на хотя бы небольшой рост цены".

Тем временем акции сланцевых компаний упали в два раза больше, чем акции компаний, занятых традиционной добычей: от 40 до 50% против 15-20%. Это означает, что облигации сланцевых компаний потеряют нынешний уровень ВВВ, получат ВВВ-, то есть будут объявлены "мусорными", как следствие — банки США будут ограничены в выдаче им новых кредитов. В облигации "сланцевиков" основательно вложились инвестиционные фонды США — значит, у нас на глазах они тоже переходят в зону риска, именно это мы и наблюдаем в ходе торгов на американских фондовых биржах, котировки которых снижаются на рекордные значения. Минэнерго США, которое обязано излучать оптимизм, в январе уверенно заявляло, что в 2020 году объём добычи нефти достигнет величины в 13,2 млн. б/д. Сейчас риторика чуточку изменилась: "Да, конечно, 13,2 будет, но к концу 2020 года добыча снизится до прошлогодних показателей".

Где нефть, там и газ

Мало того. Вот сообщение агентства LNG Industry от 10 марта 2020 года:

"Цены на спотовый СПГ, поставляемый к терминалам Японии в минувшем феврале, упали до рекордно низких показателей из-за вспышки вирусной инфекции, избыточного предложения на рынке и наступившего тёплого сезона. В среднем цены на спотовый СПГ, доставленный к японским терминалам в минувшем феврале, упали до 3.40 долл. за млн БТЕ".

В данном случае даже нет смысла переводить эти данные в привычные доллары за тысячу кубометров: цена газа на национальной бирже США HenryHub сейчас колеблется в районе 2 долл. за миллион БТЕ, плюс доставка на завод по сжижению, плюс само сжижение, плюс фрахт танкеров-газовозов и транспортные расходы — конечная себестоимость СПГ, произведенного на территории США, основательно выскакивает за указанные 3,4 долл. Да, США подписали мировое соглашение с Китаем, по которому Пекин взял на себя обязательство закупать в Штатах энергетические ресурсы на сумму в 50 млрд долларов в год — так ведь COVID-19, непредвиденное обстоятельство непреодолимой силы. Стало быть, в сложной ситуации оказались не только сланцевые нефтяники, но и сланцевые газовики — и всё это валится на голову Трампа в предвыборный год. Недавно Джо Байден впервые обошёл его в президентской гонке. В ответ на вопрос, кто выиграет выборы, 48% респондентов назвали Байдена и только 45% — Трампа. Дело не в успехах кандидата от демократов — число уверенных в победе Байдена выросло всего на один процентный пункт. Но действующий президент потерял пять пунктов — из-за паники на рынках. А Трамп уже успел заявить, что его осенила новая идея — настала пора раздавать льготные кредиты сланцевым компаниям под государственные гарантии. "Отличная идея, Дональд!" — сказали суровые демократические мужики.

"Независимо от того, сколько нефтяных миллиардеров теряют деньги и просят помощи у президента Трампа, демократы Палаты представителей будут заботиться в первую очередь о реальных потребностях американского народа и защищать финансовую безопасность работающих семей", — заявил журналистам представитель Комитета по ассигнованиям Конгресса США Эван Холландер.

Образец демагогии высшего уровня, а реальный смысл сказанного очевиден: демократическое большинство Конгресса с удовольствием блокирует эту инициативу Трампа ради получения дополнительных "плюсов" в предвыборной гонке.

Заключение. Так держать!

На этом фоне спокойная уверенность руководителей России смотрится совсем иначе: премьер-министр, министр финансов, глава ЦБ друг за другом повторяют, что цены в районе 30 долл. за баррель мы способны выдерживать 5-6 лет без вреда бюджету и национальным проектам. И у нас нет объективных оснований не доверять словам российского руководства: запас прочности у нашей страны значительно выше, чем у сланцевиков США, компании Saudi Aramco и госбюджета КСА. Трамп может хоть по пять раз на дню рассказывать, как много выиграет американская экономика на дешёвом топливе, но от этого объёмы экспорта нефти и СПГ не вырастут, а ранее заявленные проекты по строительству новых СПГ-мощностей будут заморожены.

В 2019 году объём экспорта американского угля упал на 20% — это резко уменьшает шансы Трампа на то, что угольные компании в ноябре 2020 года окажут ему такую же поддержку, как в ноябре 2016-го. Банкротство нефтяных и газовых сланцевиков — та ещё перспектива, от которой Байден только ладошки потирать будет. В годину короновируса это даже полезно, но Байдену, а не Трампу. Есть ли выход? Безусловно. Звучит он пока фантастически, но его логичности это не отменяет: Штаты имеют возможность первыми предложить продолжение переговоров в рамках ОПЕК+, но уже со своим участием. "На троих", если отказаться от методов подковёрной борьбы и перейти к конструктивному диалогу, нефтяники России, Штатов и Саудовской Аравии контролировать мировой рынок вполне способны. А действуя, как прежде, врозь и друг против друга, можно только усугубить ситуацию, которая, как мы видим, уверенно рушит не только котировки нефти, но и прочие Dow Jones с Nasdaq. Спасение утопающего — дело рук самого утопающего. Но это, конечно, всего лишь наша точка зрения, без претензий на истину в последней инстанции.

Саудовская Аравия. США. Китай. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 31 марта 2020 > № 3340240


Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 31 марта 2020 > № 3339378

Saudi Aramco хочет продать долю в своем подразделении

На фоне падения нефтяных цен саудовская нефтегазовая компания Saudi Aramco обдумывает продажу доли в своем трубопроводном подразделении, сообщает Bloomberg, ссылаясь на источники. «Aramco… может получить более $10 млрд от продажи доли», — уточняют источники агентства, знакомые с ситуацией. Компания уже провела предварительные переговоры с потенциальными консультантами по сделке, но переговоры находятся на начальной стадии, и Saudi Aramco может отказаться от продажи, отмечают источники.

Страны ОПЕК+, напоминает ПРАЙМ, 6 марта не смогли договориться ни об изменении параметров сделки о сокращении добычи нефти, ни о ее продлении. В результате с 1 апреля снимаются ограничения по добыче нефти в странах-участницах прежнего альянса. Это вызвало обвал на нефтяном рынке.

Основана в 1933 году Saudi Aramco — национальная нефтяная компания Саудовской Аравии — контролирует практически все нефтедобывающие мощности страны.

Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 31 марта 2020 > № 3339378


Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 30 марта 2020 > № 3342132

Пришло время «выключить» Саудовскую Аравию

Аннотация

При избыточных объёмах добычи нефти в 10–15 миллионов баррелей в сутки простым сокращением добычи вопрос не решить, поэтому кто-то должен сойти с нефтяного поезда, и, скорее всего, это будет Саудовская Аравия.

На переговорах в Вене 6 марта 2020 года Саудовская Аравия предложила в рамках ОПЕК+ сократить добычу на 1,5 миллиона баррелей в сутки до конца 2020 года. Москва, в свою очередь, выступила за продление сделки на прежних условиях. Однако это предложение не устроило Эр-Риад. Таким образом, с 1 апреля могут быть сняты все существующие в рамках ОПЕК+ ограничения по нефтедобыче.

Как известно, уже с 9 марта котировки на нефть рухнули на 30%. Это стало самым масштабным однодневным падением цен на нефть с 1991 года.

Снижение цен на нефть подстегнуло заявление Саудовской Аравии о предстоящем увеличении добычи нефти с 9,7 миллиона баррелей в сутки, как было в марте 2020 года, до 12,3 миллиона баррелей в апреле, а затем и до 13 млн баррелей в сутки. О наращивании добычи позже заявили Ирак и Кувейт. Кроме этого, Эр-Риад начал демпинговать и предлагать свою нефть на апрель со значительными скидками от 4 до 8 долларов за баррель в зависимости от сорта нефти и региона поставки.

Позиция России по ситуации 6 марта предельно ясна. Москва считает, что важнее сохранить за собой долю рынка нефти, а не иметь более высокие цены на нефть. Так как США и Бразилия, пользуясь приемлемыми ценами на нефть и будучи не связанными ограничениями на добычу в рамках сделки ОПЕК+, просто увеличивали свою долю на рынке продажи нефти, в том числе и за счёт России. В данном случае наша страна выбрала регулярный, но меньший доход. Это взвешенная и разумная позиция, которая применима как к бюджету государства, так и к бюджету отдельной семьи.

Кавалерийский наскок Саудовской Аравии с демпингом на апрель провалился из-за удорожания фрахта танкеров чуть ли не в 8−10 раз — до 200−300 тысяч долларов за день. Такие транспортные издержки только за время в пути увеличивают стоимость нефти примерно на 25%, а сюда ещё надо добавить время на погрузку, разгрузку и на возможный простой. Всё это обнулило привлекательность коммерческих предложений саудитов, т. к. их клиенты отказались брать на себя возросшие расходы за транспортировку.

В настоящее время пошла война на истощение. На 28 марта стоимость барреля нефти марки Brent была равна 25,1 доллара США. Однако надо учитывать, что российский бюджет на 2020 год планировался из цены на российскую нефть в 42 доллара за баррель. А Саудовской Аравии, чтобы иметь бездефицитный бюджет, нужна цена на нефть в 83,6 доллара за баррель. Следует заметить, что таких цен не было лет пять, т. е. королевство уже не первый год живёт не по средствам — с дефицитным бюджетом.

Серьёзное негативное давление на рынок нефти оказало распространение нового коронавируса SARS-CoV-2, что привело к спаду экономической активности по всему миру и, соответственно, снизило спрос на сырьевые товары, в том числе и на нефть.

В общем объёме потребления нефти чуть более 60% идёт на производство топлива для автомобильного, морского и авиационного транспорта. В частности, на топливо для мировой авиационной отрасли используется 7−9 миллионов баррелей нефти в сутки. Соответственно, введение различных ограничений и карантинных мероприятий в первую очередь ударило по так называемой мобильности. Восстановление спроса будет зависеть от того, насколько быстро и эффективно страны справятся с пандемией нового коронавируса SARS-CoV-2.

По данным Министерства энергетики РФ, сейчас снижение спроса на нефть в мировой экономике достигает 10−15 миллионов баррелей в сутки. Глава Международного энергетического агентства Фатих Бирол 26 марта 2020 года на видеоконференции вашингтонского Атлантического совета заявил: «Сегодня 3 миллиарда человек в мире изолированы. В результате мировой спрос на нефть находится в свободном падении, и мы можем увидеть падение спроса до целых 20 миллионов баррелей в сутки».

До этого нефтяного кризиса суточное потребление нефти в мире составляло около 100 миллионов баррелей. В феврале 2020 года Россия добывала в сутки 11,29 миллиона баррелей нефти с учетом конденсата. В этом же месяце суточный объём добычи нефти Саудовской Аравии составлял 9,78 миллиона баррелей. Королевство объявило о своём намерении в апреле довести его до 12,3 миллиона баррелей.

Интересная деталь. В октябре 2018 года в интервью американскому агентству Bloomberg наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман выступил с прогнозом бурного роста спроса на нефть и дальнейшего процветания своего королевства. Он также сказал следующее: «Мы считаем, что Китай резко сократит добычу или вообще исчезнет с рынка через пять лет. И другие страны будут также терять свой статус как производителей нефти. Через 19 лет свой статус должна потерять и Россия, которая добывает сейчас 11 миллионов баррелей в день. Возможно, Россия полностью исчезнет с мирового рынка».

Совершенно очевидно, что в сложившейся на данный момент на нефтяном рынке ситуации Саудовская Аравия видит для себя простое решение — за счёт ценового демпинга полностью выдавить с него Россию. С наскока у саудитов не получилось, но от своих планов Эр-Риад отказываться не собирается, и давление на Москву будет продолжено.

Соответственно, и Россия, в свою очередь, должна подумать, какой вариант развития событий предпочтителен для нашей страны. Оптимальный вариант — это полное «выключение» Саудовской Аравии — выбивание королевства с рынка нефти. Исчезновение 12,3 миллиона саудовских баррелей нефти в сутки, а также доли американских сланцевиков, которые при нынешних ценах на нефть уверенно идут к банкротству, приведёт к установлению гармонии спроса и предложения на мировом рынке нефти.

Что касается выбора средств и методов, которые наша страна может использовать в этой ситуации, то с учётом серьёзности вызова и того факта, что наши действия будут носить ответный характер, практически любые средства хороши.

При этом вариант вести с саудитами несколько лет нефтяную войну на истощение представляется весьма затратным и достаточно рискованным с точки зрения падения доходов российского бюджета и повышения социальной напряжённости в российском обществе. Опять же, надо учитывать кумулятивный негативный эффект от идущей пандемии нового коронавируса.

Здесь нужно решение в том духе, как недавно описал телеграм-канал «Русский Демиург»: «Слышали мы пророчество одного старца, что в летнюю жару в горячих песках Аравии метеорит может с неба упасть, что лишит мировую нефтедобычу одного из самых крупных поставщиков нефти…»

Кстати, в пользу жёсткого сценария говорит и прогноз аналитиков банка Goldman Sachs. По их мнению, любые попытки спасти нефтяной рынок и избежать сохранения цен на сырье на столь низких уровнях на долгосрочный период являются безнадёжными. Эксперты уверены, что даже если США, Саудовская Аравия и Россия совместно достигнут соглашения о заморозке или сокращении добычи, его будет недостаточно.

Goldman Sachs приводит расчёты, что в марте 2020 года снижение спроса составит 10,5 миллиона баррелей нефти в сутки, а в апреле — 18,7 миллиона. Во втором квартале 2020 года в целом ожидается средний избыток нефти в суточном объёме 14 миллионов баррелей.

Вывод однозначный: при таких больших избыточных объёмах добычи нефти простым сокращением добычи вопрос не решить, поэтому кто-то должен сойти с нефтяного поезда первым. И, скорее всего, это будет Саудовская Аравия. «Бойтесь гнева терпеливых, бойтесь тихих слов…».

Владимир Васильев

Саудовская Аравия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 30 марта 2020 > № 3342132


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 30 марта 2020 > № 3337067

South China Morning Post (Гонконг): нефтяной промышленности грозит крах, и Саудовской Аравии в ценовой войне с Россией ничего не остается, как сморгнуть первой

Учитывая ослабленный коронавирусом спрос и то, что Россия финансово лучше готова к ценовому спаду, Саудовская Аравия с ее крупной задолженностью просто не может себе позволить и дальше продавать нефть так дешево, — если только она не хочет уничтожить вместе с собой всю нефтяную отрасль, считает автор.

Дональд Гаспер (Donald Gasper), South China Morning Post, Гонконг

Непредсказуемое событие, выходящее за рамки прогнозов и чреватое серьезными последствиями, принято называть «Черным лебедем». Такие события чрезвычайно редки, а их воздействие огромно. Термин этот популяризировал в своей книге 2007 года «Черный лебедь: под знаком непредсказуемого» бывший трейдер опционов Нассим Николас Талеб (Nassim Nicholas Taleb).

Будто коронавируса было мало, в этом месяце по «черному золоту», как принято называть нефть, ударил еще один черный лебедь, — резкое падение цен застало мировые рынки врасплох, повергнув всю нефтяную отрасль в шок.

С начала марта цены на нефть упали примерно вдвое. Спрос на нефть сокращается, и отрасли, как пишет пресса, грозит крупнейший кризис за последнее столетие.

Падение произошло после того, как 8 марта Саудовская Аравия разорвала соглашение о совместном контроле цен на нефть, которое заключила с Россией в сентябре 2016 года. Соглашение, — изначально планировалось, что его продлят в апреле, — создало неформальный альянс между нефтяным картелем, где заправляет Саудовская Аравия, и сторонними производителями. По состоянию на январь альянс ОПЕК+ сократил добычу на 2,1 миллиона баррелей в сутки.

Эр-Рияд и Москва не нашли общего языка насчет отптимальной стратегии, как реагировать на колоссальное падение спроса на фоне эпидемии коронавируса, — когда авиакомпании отменяют рейсы, а миллионы людей перестали ездить на работу на автомобиле.

Саудиты потребовали, чтобы Россия согласилась на резкое снижение цен (так в тексте, хотя на самом деле речь шла о требовании саудовцев снизить в России добычу нефти, — прим. редакции ИноСМИ). Наверное, памятуя о 1980-х, когда спровоцированный извне коллапс цен на нефть обрушил советскую экономику, Москва сказала «нет», — и разразилась ценовая война. Саудовцы снизили цены и наводнили рынок излишками нефти.

Обвал цен больно ударил по Соединенным Штатам, одному из ведущих мировых экспортеров нефти.

На фоне эпидемии коронавируса упали в цене акции абсолютно всех американских нефтяных компаний, а не только тех, которые занимаются сланцевой нефтью. Некоторые из них, кому светят долги и угроза банкротства, лоббируют пакет правительственной помощи.

В итоге администрация Трампа, по последним данным, давит на Эр-Рияд по дипломатическим каналам, чтобы тот сократил добычу нефти. Еще она угрожает усилить санкции против России, чтобы стабилизировать цены, сообщает «Уолл-стрит джорнэл» (The Wall Street Journal).

Кроме того, о сокращении нефтедобычи впервые за несколько десятилетий задумались законодатели Техаса.

Очевидно, что нынешняя ситуация долго продолжаться не может. Хотя нефть подешевела, спроса на нее нет. Из-за замедления экономического роста ее не покупает даже Китай, хотя обычно такой возможности не упускает. От обвала цен пострадали производители нефти по всему миру — Индонезия, Малайзия, Филиппины, Ирак и Нигерия.

Саудовцы пошли ва-банк, посчитав, что Россия в этом поединке на прочность струсит, то бишь сморгнёт первой. Но Россия не обременена внешним долгом. Заодно с Китаем она неуклонно скупает золото за счет превышения доходов над расходами, так что может позволить себе пересидеть это противостояние.

А вот экономика Саудовской Аравии погрязла в долгах. Учитывая их бюджетные ограничения, саудовцам действительно нужна нефть по 80 долларов за баррель, чтобы сбалансировать бюджет, и они действительно долго не протянут при ценах всего от 40 до 50 долларов.

Так что рано или поздно саудовцы проглотят обиду и договорятся с другими производителями нефти, чтобы выйти к чему-то вроде прежнего курса. Иначе кризис станет лебединой песней всей отрасли.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 30 марта 2020 > № 3337067


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 30 марта 2020 > № 3334873

Контактов нет

Между министрами энергетики Саудовской Аравии и России не было никаких контактов ни по поводу совместной работы по ребалансировке нефтяного рынка, ни по вопросу увеличения числа стран-участниц соглашения ОПЕК+, заявил официальный представитель Министерства энергетики Саудовской Аравии. Газета Arab News, ссылаясь на представителя Минэнерго Саудовской Аравии, утверждает, что между министрами двух стран вообще не было никаких контактов. «Не было никаких контактов между Саудовской Аравией и российским министром энергетики по поводу какого-либо увеличения числа стран ОПЕК+, ни какого-либо обсуждения совместного соглашения о балансе нефтяных рынков», — приводит Arab News выдержку из заявления официального представителя министерства Саудовской Аравии. Таким образом в ведомстве опровергли сообщения Москвы о том, что между Россией и Королевством велись переговоры, направленные на возрождение альянса ОПЕК+ и даже на привлечение новых членов, пишет ТАСС.

Тем не менее в пятницу, 27 марта, замглавы российского Минэнерго Павел Сорокин говорил, что министерство находится в постоянном контакте с партнерами из стран ОПЕК, в том числе на уровне министров. Отвечая на вопрос о возможном привлечении США к работе по стабилизации нефтяных рынков, Сорокин заявил, что страны ОПЕК+ не могут в одиночку справляться с этой задачей. «Если это проблема мирового рынка, в ней должно участвовать как можно больше стран при балансировке. Рынок сам в конечном итоге наведет порядок, но вопрос, кто сколько потеряет за этот период», — сказал Сорокин в ходе Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 30 марта 2020 > № 3334873


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 30 марта 2020 > № 3337078

The National Interest (США): кто выигрывает, пока Саудовская Аравия и Россия ведут нефтяную войну?

Россия вступила в ценовую войну на нефтяном рынке, преследуя две основные цели: вытеснить американских производителей и показать Эр-Рияду границы поддержки Вашингтона. Не исключено, что в ближайшее недели мы увидим подтверждение эффективности методов Кремля, пишет автор.

Что происходит с ценами на нефть?

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

После того, как в прошлом году Соединенные Штаты ввели против России новый пакет санкций, президент Владимир Путин предупредил, что Россия примет ответные меры в тот момент и в том месте, когда и где посчитает нужным. Выход из соглашения ОПЕК+ и развязывание ценовой войны на уничтожение с Саудовской Аравией может показаться довольно странным, вызывающим недоумение способом отомстить, однако в этом безумии, вероятно, все же есть некоторая логика. Как мне кажется, Кремль рассчитывает на то, что к концу этого года он сможет не только нанести удар по Соединенным Штатам, но и восстановить партнерские отношения с Саудовской Аравией.

Один из главных недостатков американских политиков заключается в их привычке громко объявлять о своих планах и стратегиях за месяцы или даже за годы до начала их реализации, что дает их противникам массу времени для того, чтобы подготовиться. За последние два года члены конгресса США ясно дали понять, что российские проекты по строительству газопроводов в обход Украины — «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» — у них под прицелом. Москва попыталась ускорить завершение этих проектов, прежде чем по итогам весьма неторопливого законодательного процесса Соединенные Штаты смогут ввести еще один пакет карательных санкций. Строительство «Турецкого потока» удалось завершить как раз вовремя, и российский газ уже течет по нему в Турцию и на юг Европы. Строительство «Северного потока-2» тоже можно было бы завершить, если бы не эти настырные датчане и их процессы по обеспечению защиты окружающей среды, которые задержали работы по реализации этого проекта ровно настолько, чтобы Соединенные Штаты смогли в последнюю минуту ввести свои санкции, направленные против него. Но даже с учетом этой помощи — а также благодаря ссоре с Данией по поводу возможной продажи Гренландии — Москва получила настолько заблаговременное предупреждение о готовящихся мерах, что она успела попросить своих европейских подрядчиков сначала сконцентрироваться на наиболее технически сложных составляющих этой ветки. У Газпрома есть технический потенциал для того, чтобы завершить эту ветку — хотя и с отставанием от графика, — однако строительство «Северного потока — 2», скорее всего, будет завершено к концу 2020 года. Да, эта отсрочка оказалась достаточно существенной, чтобы заставить Россию и дальше пользоваться услугами Украины для транзита газа, но положение Москвы на европейских энергетических рынках по большей части остается прежним.

Поэтому запасной план Соединенных Штатов заключался в том, чтобы убедить европейцев — пока «Северный поток — 2» не достроили — покупать больше энергоресурсов у североамериканских производителей. Действительно, в новую эпоху соперничества великих держав важной составляющей стратегии Соединенных Штатов является борьба с Россией за энергетические рынки и попытки уменьшить количество тех ресурсов, которые Москва может накапливать, будучи экспортером энергоресурсов.

Во время второго президентского срока администрации Обамы стратегия Соединенных Штатов заключалась в том, чтобы убедить Саудовскую Аравию повторить ее трюк из 1980-х годов, использовав ее способность затопить рынки нефтью и спровоцировать резкое падение цен на нефть, чтобы нанести удар по российским производителям и заставить Москву отказаться от ее устремлений на Украине и в Сирии. Несмотря на то, что Саудовская Аравия сумела снизить затраты на добычу, Эр-Рияд не мог позволить себе длительную ценовую войну из-за достаточно высоких требований к государственному бюджету. В какой-то момент Саудовская Аравия резко изменила свою позицию, отказавшись от соперничества с Россией и сделав выбор в пользу новой стратегии сотрудничества с Россией. Эр-Рияд и Москва в конечном счете стали двумя опорами соглашения в формате ОПЕК+, которое должно было стабилизировать глобальные энергетические рынки и установить четкие рамки для цен на энергоресурсы. Москва ожидала, что в обмен на сотрудничество Саудовская Аравия и другие государства Персидского залива направят финансовые потоки, заблокированные американскими и европейскими санкциями, в российскую экономику. (Решение Катара приобрести акции в российской государственной компании Роснефть стало одним из проявлений этого подхода.)

Тем не менее, слабым местом этого подхода стал непредсказуемый характер американского энергетического сектора. Американские производители готовились извлечь выгоду из достаточно высоких цен на нефть и заполнить те пустоты, которые могли образоваться, если бы Россия и Саудовская Аравия и дальше сокращали добычу. Когда Соединенные Штаты отказались присоединиться к соглашению ОПЕК+, основным условием дальнейшего участия России стало то, насколько активно Саудовская Аравия была готова мотивировать Москву.

Последние несколько месяцев мы наблюдали ужесточение позиций России — Россия готова пойти на риск эскалации, чтобы добиться преимущества или дискредитировать Соединенные Штаты. Последние несколько недель весь мир мог наблюдать эту тенденцию в Сирии, где Россия столкнулась с Турцией. Россияне пересекли некоторые красные линии, прочерченные Анкарой, затем позволили Турции увидеть, до какой степени она может или не может рассчитывать на Соединенные Штаты и их европейских союзников, — а потом президент Реджеп Тайип Эрдоган отправился в Москву, чтобы возобновить переговоры с Владимиром Путиным.

Российские добывающие компании чувствовали, что они находятся в числе проигравших в результате сближения Москвы и Эр-Рияда. Они целый год громко требовали, чтобы Россия вышла из соглашения ОПЕК+. Паника вокруг пандемии коронавируса дала им возможность заявить о том, что дальнейшее сокращение добычи в рамках ОПЕК+ не предотвратит падение мировых цен и что Россия продолжит терять свою долю на рынке. В ответ на это Саудовская Аравия решила уличить Россию в блефе и пообещала снизить цены и увеличить добычу. Но у России все еще есть несколько преимуществ: российский бюджет балансируется при гораздо более низких ценах на нефть, нежели бюджет Саудовской Аравии; благодаря своим газопроводам Россия может быстро увеличить объемы экспорта нефти, тогда как Саудовской Аравии потребуется намного больше времени для доставки своей нефти на танкерах; что еще важнее, те рынки, где Саудовская Аравия хочет соперничать с Россией за долю — то есть европейский рынок — скоро заполнится американским экспортом.

По всей видимости, Россия готова устроить серьезную проверку на прочность для американских добывающих компаний в рамках продолжительной ценовой войны. Учитывая, что администрация Трампа вряд ли будет приобретать нефть американских производителей в больших количествах и по гарантированно высокой цене ради пополнения стратегического запаса, американские компании столкнутся с перспективой гораздо более низких доходов — и достигнут той точки, когда сохранять бизнес уже станет нецелесообразно. Хотя некоторые мелкие компании будут, вероятнее всего, поглощены крупными компаниями, чьи масштабы способны сделать эти проекты рентабельными, в целом объемы добычи в Соединенных Штатах могут уменьшиться. А если в январе 2021 года Джо Байден (Joe Biden) займет пост президента США, американцев, вполне возможно, ожидает возвращение множества норм и требований, касающихся защиты окружающей среды и использования земель, что станет дополнительным ударом по добыче и по строительству новых объектов экспортной инфраструктуры.

Будут ли саудовцы в большей степени настроены на возобновление переговоров с Москвой? Возможно. Эта сделка будет зависеть от того, какие изменения произойдут в отношениях между Саудовской Аравией и Москвой за время продолжительной ценовой войны. Кронпринц Мохаммед бин Салман, который уже обзавелся противниками по обе стороны от политического водораздела в Вашингтоне, может столкнуться с дополнительными проблемами в процессе закупок американских товаров и услуг в контексте ценового соперничества. В свою очередь, он может обнаружить, что Соединенные Штаты будут с гораздо меньшей охотой давать саудовцам карт-бланш в сфере безопасности. Более того, если Россия утратит стимулы для того, чтобы выступать в качестве сдерживающей силы в отношении Ирана, то Соединенные Штаты уже продемонстрировали, что они далеко не всегда готовы наступать на Тегеран в интересах Эр-Рияда. Еще один кризис в Персидском заливе не только приведет к росту цен на энергоресурсы, но и подкрепит заявления России о том, что ее «северный маршрут» является гораздо более безопасным и надежным.

Итак, Россия вступает в эту ценовую войну на нефтяном рынке, преследуя две основные цели: вытеснить американских производителей из бизнеса и продемонстрировать Эр-Рияду границы поддержки Вашингтона. Благодаря команде талантливых людей в российском Министерстве финансов у Москвы есть запасы на черный день, которые помогут ей достичь этих целей. Путин позаимствовал у Трампа методы ведения торговых войн: будь готов понести краткосрочный ущерб, если уверен, что твоим оппонентам придется уступить. Вполне возможно, в ближайшие недели или месяцы мы увидим подтверждение действенности этих методов.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 30 марта 2020 > № 3337078


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 29 марта 2020 > № 3338146

Donya-e eqtesad (Иран): цели Саудовской Аравии и России в «войне цен» на рынке нефти

У России и Саудовской Аравии есть общий заокеанский конкурент в нефтяном бизнесе. Разорение сланцевых компаний в США улучшит ситуацию для обоих и вернет благоприятные условия для реализации миллиардных контрактов и сделок, которые уже заключены, считает иранский автор.

Donya-e Eqtesad, Иран

ИА «Исна»: Как Россия, так и Саудовская Аравия с 2016 года играли ключевую роль в формировании политики цен и ценоизменения на нефтяном рынке, действуя в основном в согласии друг с другом. Однако нынешняя ситуация на рынке, оказавшаяся крайне непростой ввиду пандемии коронавируса, повлияла на позицию как одной, так и другой стороны. Причем повлияла таким образом, что теперь позиции двух стран в вопросе о ценах на «черное золото» на мировом рынке радикально расходятся. И бывшие «союзники» превратились если не в непримиримых врагов, то по крайней мере, в достаточно радикальных оппонентов.

Саудовская Аравия изначально настаивала, чтобы соотношение в сокращении нефтедобычи между странами ОПЕК и ОПЕК+ составила бы 1 к 2, для формирования на рынке более комфортной цены. Но Россия не увидела необходимости в таком масштабном сокращении, поскольку в этом случае, как полагала Москва, в результате общего сокращения добычи и теми и другими, на рынке нефти образовался бы некоторый вакуум, который предоставил бы дополнительные возможности для сланцевой нефти США. И тогда американская нефть немедленно заполнила бы образовавшийся вакуум. А это, настаивала Россия, пошло бы в ущерб общим интересам и нарушило бы сложившийся баланс на рынке.

Сейчас, когда цены на рынке нефти упали до беспрецедентных значений, Саудовская Аравия намерена поставлять нефть на рынок в больших объемах и по еще более низким ценам. А большинство мелких компаний по добыче сланцевой нефти в США, как и в конце 2015 года, оказались вовсе перед угрозой банкротства. Напомним, что многие компании по добыче сланцевой нефти в 2014 году, как благодаря тогдашним более высоким мировым ценам, так и благодаря технологическому прогрессу в нефтедобыче США, были на подъеме и вообще обеспечивали треть всей американской нефтедобычи. Нефтедобыча в США с 5,7 миллионов баррелей в сутки в 2011 год выросла почти вдвое к 2018 году, и эти темпы превзошли нефтедобычу как в России, так и в Саудовской Аравии. И в силу этого, плюс благодаря снятию ограничений на экспорт нефти за рубеж, компании по добыче сланцевой нефти также стали крупными поставщиками на мировой рынок.

Россия, наряду с другими странами-производителями из числа ОПЕК+, такими, как Республика Азербайджан, Бахрейн, Боливия, Казахстан и Мексика к декабрю 2016 года взяли на себя главенствующую роль в вопросах регулирования экспорта. И эта группа стран договорилась со странами ОПЕК об ограничении добычи, чтобы устранить переизбыток нефти на рынке, и также, с целью способствовать более благоприятному уровню цен для данной группы стран.

Салман ибн Абдул-Азиз, став королем Саудовской Аравии в январе 2015 года, принял решение укрепить отношения с Кремлем. С этой целью монарх направил своего 29-летнего сына Мухаммада, тогда уже наследного принца и министра обороны страны, в сопровождении также министра иностранных дел и министра нефтедобычи в Санкт-Петербург, для участия в Международном экономическом форуме, который регулярно по традиции проводится в этом городе. Принц Мухаммад ибн Салман провел встречу с президентом России Владимиром Путиным, беседовал с российским лидером об инвестициях, которые королевство могло бы сделать в российскую экономику. Принц явно пользовался моментом, поскольку многие западные партнеры России тогда отказались от инвестиций, ввиду наложенных на Россию экономических санкций, как со стороны США, так и Евросоюзом. Позднее, уже в сентябре того же года, то есть после прихода в Сирию российских военных и объявления Россией открытой военной поддержки правительству Башара Асада в этой стране, Мухаммад ибн Салман снова приезжал в Россию, на этот раз — в Сочи, тоже с целью поговорить об инвестициях в экономику России. Но параллельно, как стало известно, он также заручился гарантиями российского лидера, что Россия не собирается заключать военные союзы с государствами-соперниками королевства в ближневосточном регионе.

Возвращение же на мировой рынок Ирана, которое состоялось в результате снятия с Исламской Республики международных санкций и подписания ядерной сделки, дало в итоге еще более масштабное предложение на мировом рынке нефти. Это, в том числе, привело к снижению цены со 115 долларов за баррель в середине 2014 года к 27, и тогда ибн Салман и Путин на полях саммита Двадцатки в китайском Ханчжоу, в сентябре 2016 года, договорились о сотрудничестве в вопросах формирования на мировых рынках цен на нефть, которые были бы благоприятны для обеих стран и устранили бы переизбыток предложения.

В результате страны ОПЕК и группа стран ОПЕК+ смогли в декабре 2016 года прийти к соглашению о первом периоде сокращения нефтедобычи. В соответствии с ним доля стран ОПЕК в ежедневной добыче должна была составить 1,2 миллиона баррелей в сутки, а, соответственно, стран ОПЕК+ (или «не ОПЕК») должна была сократиться до 558 тысяч баррелей в день. Саудовская Аравия сократила объемы суточной добычи на 500 тысяч баррелей, то есть на 4,5 %, а Россия ограничила свою нефтедобычу до 300 тысяч баррелей в сутки. Незамедлительно цены на нефть марки «Brent» выросли на 10% и составили 53 доллара за баррель, но и цена марки «West Texas Intermediate» тоже составила 49,5 доллара за баррель соответственно.

Реализация единой стратегии с общими интересами в вопросах экспорта нефти создала условия для укрепления сотрудничества между Москвой и Эр-Риядом. Король Салман ибн Абдул-Азиз в октябре 2017 года посетил Москву, став таким образом, первым в истории королем Саудовской Аравии, который побывал в России. В ходе этой исторической встречи стороны подписали 15 соглашений о сотрудничестве в разных сферах, главными из которых стали, несомненно, договоренности о сотрудничестве в военно-технической сфере и в области нефтедобычи. В их числе было соглашение о поставках вооружения на сумму 3 миллиарда долларов и даже соглашение о совместном освоении космоса. А Мухаммад ибн Салман, незадолго до того назначенный наследным принцем, по личному приглашению Путина снова посещает Россию в июне 2018 года, войдя в число высокопоставленных гостей церемонии открытия чемпионата мира по футболу-2018.

Сам президент России, в свою очередь, в октябре того же года посещает столицу королевства Эр-Рияд, но он прибыл не один, а во главе масштабной делегации, куда вошли и государственные деятели и чиновники высокого ранга, и руководители крупнейших компаний и российского бизнеса. Результатом встреч с королем и принцем стали новые соглашения о двустороннем сотрудничестве (итого — 21 соглашение!) в самых разных сферах, в том числе, воздушно-космической, культурной, здравоохранения и высоких технологий. Встречаясь с наследным принцем, российский лидер подчеркнул, что общий объем прямых инвестиций Саудовской Аравии на реализацию иностранных проектов в российской экономике уже составил 10 миллиардов долларов.

Но российская доля на мировом рынке оказалась в то же самое время под угрозой сокращения на фоне роста экспорта нефти из США, а также в результате скидок, которые саудовская компания «Saudi Aramco» стала предлагать на мировом рынке, для увеличения числа своей клиентуры. Соглашение о продлении периода ограничений на нефтедобычу, подписанное в 2019 году также между странами ОПЕК и группой ОПЕК+, истекает 31 марта нынешнего года, в связи необходимо было решить вопрос об очередном пролонгировании данного соглашения. Однако в январе-феврале нынешнего года, как в связи с экстремально высокими температурами на Корейском полуострове, так и под влиянием вспышки коронавирусной инфекции, охватившей сначала Китай, а затем и ряд других стран, на рынке нефти возник еще больший переизбыток, в результате чего цены на нефть начали снижаться: к началу нынешнего месяца они снизились на 20% и составили только 42 доллара за баррель.

В этой ситуации ОПЕК предложил своим партнерам сократить добычу дополнительно на 500 тысяч баррелей в сутки, тогда как сама Организация экспортеров нефти предполагала свою долю нефтедобычи снизить на 1 миллион баррелей в день. Но Путин отклонил данное предложение, заявив, что в результате сокращения добычи, которое уже имело место, дополнительные возможности возникли для производителей сланцевой нефти в США, которые также стали крупным экспортером на рынке и грозили уже заставить потесниться традиционных экспортеров.

Наследный принц Саудовской Аравии был крайне недоволен возражениями, поступившими со стороны России, и поручил компании «Aramco» к началу апреля проработать вопрос о предоставлении еще более масштабных скидок традиционным покупателям. И компания объявила, что сможет увеличить добычу от 9,8 миллионов до 12,3 миллионов баррелей в сутки. Путин также принял решение об увеличении нефтедобычи в России на 300 тысяч баррелей в сутки. В итоге, по состоянию на конец торгов в первую декаду марта, котировки нефти марки «Brent» и «West Texas Intermediate» упали еще на 25% каждая. В итоге цена на нефть марки «Brent» упала до 36 долларов за баррель, а стоимость западно-техасской марки — до 31 доллара соответственно. Но, как оказалось, это был еще не предел. 12 марта Федеральная резервная системам США принимает решение о снижении ключевой ставки, и в результате этого рынки стало беспрерывно лихорадить — даже ключевой фондовый индекс Доу-Джонс (Dow-Jones) резко снизился, а общее его падение с начала года составило 30%.

Под влиянием тупика, в котором оказался сейчас диалог Путина и наследного принца Саудовской Аравии, многие аналитики стали утверждать, что обе стороны должны будут пойти на уступки, но вопрос в том, какая же сторона сдастся первой. Российская экономика все же более диверсифицирована, нежели экономика Саудовской Аравии, к тому же бюджет России был скорректирован под цену нефти на уровне 42,5 долларов за баррель. У России, помимо запасов природного газа, который она экспортирует, есть мощный ВПК, и экспорт этой отрасли — на 2 месте в мире, после экспорта США. Бюджет же Саудовской Аравии, по утверждениям аналитиков в МВФ, приспособлен к стоимости нефти лишь на уровне 85 долларов за баррель. Тем не менее, золотовалютный резерв Эр-Рияда, хранящийся за рубежом, достиг к сентябрю 2019 года суммы, эквивалентной 496,8 миллиардов долларов США, что выше объема российских запасов, составляющих только 219,6 миллиардов.

Экспорт энергоносителей и ископаемого топлива составляют только 64% экспорта России за рубеж. На нефть и газ приходится только 30% ВВП. Тогда как у Саудовской Аравии доля нефти составляет 85% в общих доходах страны, и 42% в ВВП. После санкций, которые ввели США и Евросоюз против России в 2014 году, российская экономика столкнулась с депрессией, но в 2017 году депрессия закончилась, вместе с ощутимым ростом цен на нефть. С того времени российская экономика смогла заметно укрепиться, хотя последний кризис на рынках и кризис диалога с Эр-Риядом сказался на падении курса рубля, который подешевел примерно на 10%.

Но другой вопрос в том — настолько ли грозит нынешняя ситуация на рынках Москве и Эр-Рияду, если грозит вообще. ИА Reuters недавно сообщал, что сланцевая нефтяная промышленность США, находившаяся под заметным давлением ввиду поставок дешевой нефти Саудовской Аравии, смогла в последние годы заметно повысить свою рентабельность и сократить себестоимость. Но сейчас, когда общие цены на нефть упали до уровня ниже 30 долларов за баррель, сланцевой добыче грозит кризис. Если нынешние тенденции продолжатся, история, возможно, повторится, и американские добывающие компании могут вновь обанкротиться. Им придется просить защиты от угрозы банкротства, поскольку они не смогут оплатить долги перед банками. И если это произойдет, то это точно порадует Москву, и вполне возможно, порадует и Эр-Рияд, хотя как первая, так и второй, кажется, не слишком в восторге от текущей ситуации на рынках. Но у них есть общий конкурент, разорение которого улучшит ситуацию для обоих и вернет благоприятные условия для реализации миллиардных контрактов и сделок, которые уже заключены.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 29 марта 2020 > № 3338146


Саудовская Аравия. Йемен. Иран > Армия, полиция > mirnov.ru, 29 марта 2020 > № 3334064

Ракетный удар по столице Саудовской Аравии

Йеменские повстанцы обстреляли баллистическими ракетами Эр-Рияд и Джизан.

Вечером в субботу саудовская столица содрогнулась от мощных взрывов, ракеты ударили и по городу Джизан. Из-за неудачного перехвата ракет уже над самым городом на жилые кварталы обрушился град из шрапнели.

Саудовские военные утверждают, что перехватили над Эр-Риядом две ракеты, однако местные жители говорят о по меньшей мере 3 взрывах в городе. Сообщается о нескольких раненых, саудовцев спас введенный для борьбы с коронавирусом комендантский час. Сейчас в Королевстве зафиксированы 1203 случая заражения.

Американская система ПВО «Пэтриот» вновь продемонстрировала свою невысокую эффективность при отражении ракетных атак.

Хуситы запустили ракеты «Вулкан», предполагается что они были собраны из компонентов, поставленных в Йемен из Ирана. Возникла опасность обострения конфликта, Саудовская Аравия может ответить усилением бомбардировок и без того лежащей в руинах страны.

Николай Иванов

Саудовская Аравия. Йемен. Иран > Армия, полиция > mirnov.ru, 29 марта 2020 > № 3334064


Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 29 марта 2020 > № 3335643

Bloomberg спрогнозировал долгую ценовую войну Москвы и Эр-Рияда

Россия и Саудовская Аравия не собираются отказываться от ценовой войны, Эр-Рияд опроверг слухи о ведении переговоров с Москвой по нефти, передает агентство Bloomberg.

Американское СМИ со ссылкой на собеседников саудовского Минэнерго утверждает, что никаких контактов по поводу сделки ОПЕК+ не велось.

"Между министрами энергетики Саудовской Аравии и России не было контактов по поводу увеличения числа стран в сделке ОПЕК+ или обсуждения совместного соглашения по балансировке цен на нефтяных рынках", – сообщили в Минэнерго Саудовской Аравии.

По данным агентства, спор Эр-Рияда и Москвы может вытеснить более слабых игроков с нефтяного рынка.

"Их спор угрожает превратиться в выживание наиболее приспособленных по Дарвину, из-за которого как союзники, так и противники двух стран, включая американские сланцевые нефтяные компании, могут быть вытеснены с рынка", – говорится в публикации.

В Соединенных Штатах призывают Саудовскую Аравию успокоить ситуацию на нефтяных рынках. В частности, такое предложение ранее озвучил госсекретарь США Майк Помпео.

Страны ОПЕК+ 6 марта не смогли договориться ни об изменении параметров сделки о сокращении добычи нефти, ни о ее продлении. В результате с 1 апреля снимаются ограничения по добыче нефти в странах – участниках прежнего альянса. Это вызвало обвал на нефтяном рынке.

Саудовская Аравия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 29 марта 2020 > № 3335643


Саудовская Аравия. G20 > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 28 марта 2020 > № 3340266

Считаем до двадцати

26 марта по инициативе официального Эр-Рияда прошёл первый в истории онлайн-саммит глав государств "Большой двадцатки" (G20)

Олег Щукин

Официальным поводом для такого новшества, предложенного Саудовской Аравией как страной-председателем G20, стала пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 и связанные с этим обстоятельством соображения безопасности. Получилось, что называется, дёшево и сердито: никто никуда не летит, не заселяет VIP-апартаменты, не тратится на охрану и прочие статусные "мигалки", — сели у мониторов и за два-три часа всё обсудили. Но некоторые моменты данного мероприятия, конечно, не могли не вызывать вопросов.

Прежде всего, оно проходило ровно через 20 дней после разрыва соглашения ОПЕК+, на фоне катастрофического падения фондовых и сырьевых бирж по всему миру. В частности, цена нефти рухнула ниже 30 долл. за баррель вследствие агрессивного демпинга со стороны той же Саудовской Аравии, но эта тема якобы не обсуждалась на саммите, который был созван сразу после известия о закупке Китаем сразу 1,6 млн. тонн российской нефти с поставкой в конце мартаначале апреля. То есть угроза коронавируса для саудитов сегодня важнее проблем на рынке "чёрного золота"? Поверить сложновато, но пусть будет так.

Далее, саммит проходил в полностью закрытом для СМИ режиме, так что даже полный состав его участников остаётся неизвестным. Организаторы заранее сообщили, что к членам G20 присоединятся лидеры "приглашенных стран": Испании, Иордании, Сингапура и Швейцарии, — а также представители девяти международных организаций: ООН, Группы Всемирного банка, Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Всемирной торговой организации (ВТО), Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Совета по финансовой стабильности, Международной организации труда (МОТ), Международного валютного фонда (МВФ), а также Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Состав более чем представительный, но, возможно, там был и "кто-то ещё". С другой стороны, известно, что Альберто Фернандес, президент Аргентины, страны, входящей в состав G20, в работе этого онлайн-саммита не участвовал — не допустили. Конечно, это уже не "Большая двадцатка" как таковая, а нечто несколько иное или даже совсем иное. Что?

Гипотетическое "мировое правительство", о необходимости формирования которого заявил бывший премьер-министр Великобритании Гордон Браун? Или менее масштабная и претенциозная попытка под "шубой" обсуждения коронавирусной пандемии устроить некую сварку интересов крупнейших держав современности, в том числе — нефтедобывающих держав? Среди участников саммита "двадцатки" без труда обнаруживаются четыре из пяти ведущих экспортёров "чёрного золота": Саудовская Аравия (1-е место в 2019 году), Россия (2-е место), США (3-е место) и Канада (5-е место). Эта "четвёрка" в совокупности производит свыше 41,4 млн. баррелей в день (б/д), или более 50% мировой нефтедобычи, составившей в 2019 году 80,6 млн. б/д. А "нефтедоллар", не будем забывать, является основой нынешней глобальной финансовой системы, поэтому любое падение цен на нефть означает сокращение "площади опоры" американской (и заодно — главной мировой) валюты, что ведёт к дестабилизации и дисбалансам всей экономики.

Поэтому, вопреки многочисленным экспертным оценкам, США объективно заинтересованы в "дорогой" нефти, а политику "дешёвой" нефти проводят только в тех случаях (и на протяжении не слишком длительного времени), когда это позволяет им решать другие жизненно важные и значимые задачи. Пока с этой задачей справлялся ОПЕК+, американцы делали "покерфейс" и бурили всё новые сотни "сланцевых" скважин на своей территории. Когда же ОПЕК+ развалился, Вашингтон в лице Дональда Трампа открытым текстом потребовал от Эр-Рияда не допустить обвального снижения нефтяных цен. Не помогло. Возможно, на онлайн-саммите G20 каким-то образом и проверялась возможность соглашения ОПЕК++ — уже с участием США (и примыкающей к ним Канады). Поскольку без участия американской стороны Россия, как уже неоднократно было заявлено, не видит смысла в заключении каких-то картельных соглашений по нефтедобыче. А в Вашингтоне к этому — в том числе, из-за президентской кампании — пока не готовы. Но понимают, что в перспективе от этого варианта им, скорее всего, не уйти. А потому — присматриваются…

Единственным известным итогом саммита стало выделение 5 трлн. долл. "для противодействия социальным, экономическим и финансовым последствиям пандемии". Правда, без какой-либо расшифровки того, кто из участников, когда, сколько и на каких условиях эти деньги предоставит, как они будут распределяться и так далее. Надо сказать, что в опубликованном сайтом kremlin.ru тексте выступления президента России фигурировали более конкретные условия. Путин предложил создать специальный фонд под эгидой МВФ, средства для которого должны быть выделены центробанками стран-эмитентов валют, входящих в "корзину" МВФ, с предоставлением любому члену МВФ права заимствовать оттуда средства пропорционально его доле в мировой экономике (без указания на характер этой доли: номинальный ВВП или рассчитанный по паритету покупательной способности) с нулевой ставкой и на длительный срок.

Иными словами, российский лидер предложил Федрезерву США, Европейскому центробанку, Банку Англии и Банку Японии поделиться частью их денег с остальным миром. Народный банк Китая тоже входит в число валютных эмитентов, но, поскольку его доля в валютной корзине МВФ меньше его доли в мировой экономике, КНР была бы нетто-бенефициаром данной схемы, а не донором её. Трудно сказать, насколько итоговое решение онлайн-саммита G20 соответствует путинскому предложению, но оно явно принималось с оглядкой на позицию российского лидера. Во всяком случае, теперь 5 трлн. долл. из общей эмиссии пяти мировых центробанков, можно сказать, "легализованы коронавирусом".

Но практически за неделю, прошедшую со дня саммита G20, никаких существенных подвижек на мировых рынках не произошло: правда, фондовые индексы в целом стабилизировались, в частности Доу-Джонс — выше 22000 пунктов, но нефтяные цены продолжают падать и уже "тестируют" отметку в 20 долл. за баррель. Примерно то же самое ралли наблюдается и на других сырьевых рынках, включая — вот парадокс! — и рынок золота. При этом о дефиците реального "царского металла" уже официально заявили и в США, и в Великобритании, а российский ЦБ, напротив, прекратил скупку золота на внутреннем рынке в отечественный ЗВР, чем постоянно занимался с 2014 года, то есть с момента воссоединения Крыма и введения "коллективным Западом" антироссийских санкций. Понятно, что это не может быть случайным совпадением — особенно на фоне того, что экспорт золота из России в 2019 году, как известно, вырос в 8 раз, до 5,7 млрд. долл., причем 93,5% этого объёма купила Великобритания. Теперь же к числу претендентов на покупку российского золота добавятся и США, и другие страны мира — всё же 79-й элемент таблицы Менделеева является признанным антикризисным активом-"убежищем" на все времена.

Надо полагать, что по данному поводу достигнуты некие соглашения, и они уже выполняются российской стороной. Вряд ли — на безвозмездной основе и вне более широких рамочных соглашений, затрагивающих весь спектр взаимодействия нашей страны с западными и прочими внешнеполитическими "партнёрами". Тем более, в экономической и политической жизни подавляющего большинства этих "партнёров" сейчас происходят фундаментальные, можно даже сказать — тектонические, изменения, и мир, который формируется на наших глазах, будет сильно отличаться от привычного нам мира. Впрочем, уже сейчас, как мы видим, "большая двадцатка" — уже не "двадцатка", "большая семёрка" просто исчезла с политической карты мира, а послевоенные международные институты, которые, по словам российского президента, сказанным буквально в лицо представителям этих самых институтов, не справляются с вызовами современности, ждёт реорганизация.

Саудовская Аравия. G20 > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 28 марта 2020 > № 3340266


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 27 марта 2020 > № 3335322

Первое поражение: Европа отказывается от саудовской нефти

WSJ: Европа и США не хотят брать дополнительную нефть у саудитов

Иван Апулеев

Саудовская нефть теряет популярность на рынке — многие европейские и американские НПЗ отказываются покупать дополнительные объемы по сниженным ценам, сообщает The Wall Street Journal. Саудиты пытаются уменьшить российскую долю рынка в Европе снижением цен, при этом Москве удалось перенаправить потоки в Китай.

Нефтеперерабатывающие заводы в Европе и США отказываются покупать у Саудовской Аравии дополнительные объемы нефти по низкой цене. Об этом сообщает газета The Wall Street Journal со ссылкой на источники в Эр-Рияде среди чиновников и бизнесменов.

Россия же смогла перенаправить поставки своей нефти в Китай — там спрос постепенно восстанавливается после вспышки коронавируса и связанного с этим спада производства.

«Сокращение цен Саудовской Аравией было направлено напрямую на завоевание российской доли рынка, в особенности в некоторых странах Европы», — говорится в статье.

Чтобы сохранить конкурентоспособность на европейских рынках, компаниям королевства придется еще сильнее понизить цены на нефть в апреле. Спрос на саудовскую нефть также уменьшился в Индии, авторы материала приводят в качестве причины этого пандемию коронавируса.

Также упал спрос на нефть из Объединенных Арабских Эмиратов.

Накануне агентство Reuters сообщало, что Китай закупил рекордные 1,6 млн тонн российской нефти, пользуясь падением спроса в Европе и резким снижением цен. Поставить нефть марки Urals в КНР должны не позднее следующих четырех недель. Пекин активно наращивает стратегические запасы сырья, пользуясь ценовыми войнами между Россией и Саудовской Аравией.

Падение нефтяных цен было вызвано разрывом сделки ОПЕК+, когда в начале марта ее участники не смогли договориться о сокращении добычи или продлении существующих договоренностей. Это значит, что с 1 апреля ограничений у стран картеля и других экспортпров нет. Эр-Рияд после расторжения сделки решил начать наращивать добычу и продавать нефть по заниженной цене.

СМИ заговорили о «ценовой войне» между Россией и саудитами. Представители стран отрицают, что идет какая-то «война», и подчеркивают важность партнерства на рынке.

The Wall Street Journal со ссылкой на представителя саудовских властей сообщала, что снижение цен было проведено Эр-Риядом «для ослабления российских позиций на рынке». Глава Saudi Aramco Амин Нассер заявил, что его компания намерена увеличить добычу нефти до 12,3 млн баррелей в сутки — более чем на четверть.

Один источник издания пугал ужасами «ценовой войны», которую саудиты объявили россиянам, другой источник в ОПЕК уверял, что саудовская монархия не делала ничего подобного.

«Это неправда. Мы в Саудовской Аравии не намерены вести никаких войн с Россией», — заявил собеседник WSJ.

Газета «Ведомости» со ссылкой на собственные источники сообщила, что инициаторами выхода из сделки ОПЕК+ была Саудовская Аравия. Россия же выступала за продолжение сделки.

«Мы не выходили из сделки. Мы выступали за продолжение ее. Саудиты приняли решение о выходе», — заявил высокопоставленный российский чиновник, находившийся на переговорах в Женеве.

Как позднее рассказал премьер-министр России Михаил Мишустин, страна выступала за продление договоренностей о сокращении добычи на второй квартал или до конца года.

Спустя пару недель после разрыва сделки и начала падения нефтяных цен агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на источники, что Россия не собирается просить перемирия в нефтяной войне. По информации агентства, Москва давно готовилась к кризису и понимала, что после срыва сделки ОПЕК+ мировые цены на нефть обрушатся до $20 за баррель.

У России достаточно запасов, чтобы продержаться дольше, чем саудиты, поэтому она не будет просить мира. Кроме того, президент России Владимир Путин — опытный политик, ему удастся выйти из этого кризиса — пусть и «большой ценой», отмечают собеседники агентства.

После сообщений о развале сделки ОПЕК+ цены на нефть Brent и WTI на мировых биржах рухнули на 30%.

Нефтяная компания Ирака State Oil Marketing Organization объявила о планах по увеличению объемов экспорта нефти в следующем месяце. Другой член ОПЕК — Кувейт — снизил цены на нефть для покупателей из Азии на $6 за баррель. Нефтяная компания ОАЭ ADNOC также решила нарастить добычу более чем на 1 млн баррелей в сутки, начиная с 1 апреля.

Вскоре после этого аналитик Дэвид Фиклинг написал в колонке для Bloomberg, что «ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит приближение того момента, когда неустойчивой природе экономик стран Персидского залива будет предъявлен жестокий счет».

По мнению экономиста, международные резервы Саудовской Аравии сократятся. Даже если цены на нефть сохранятся в районе $50-55 за баррель, саудовскую монархию все равно ждет «невероятный кризис» и можно будет забыть о фиксированном курсе американского доллара. Если же цены на нефть будут составлять около $20 за баррель, как это происходит сейчас, то Саудовская Аравия потеряет все свои деньги примерно через семь лет.

«Монархии Персидского залива смогли оседлать впечатляющую волну богатства и удержаться в течение примерно последних лет пятидесяти, однако любая волна в конце концов сходит на нет», — резюмировал Фиклинг.

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 27 марта 2020 > № 3335322


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 марта 2020 > № 3338243

Handelsblatt (Германия): в нефтяном споре между Россией и Саудовской Аравией, возможно, все же победит разум

России и Саудовской Аравии следует как можно скорее уладить ссору. Ни та, ни другая с учетом пандемии коронавируса, несущей с собой и немалые экономические трудности, просто не могут позволить себе войну за нефтяные цены, пишет немецкая Handelsblatt. Прислушаются ли Путин и Салман к голосу разума?

Матиас Брюггманн (Mathias Brüggmann), Handelsblatt, Германия

России и Саудовской Аравии ввиду обостряющегося кризиса из-за коронавируса следует как можно скорее уладить свою ссору. Ни та, ни другая просто не могут позволить себе войну за нефтяные цены.

Кремлевский правитель Владимир Путин долго лгал своему народу о масштабах пандемии коронавируса и ее угрозе для страны. Он всячески успокаивал людей, замалчивал реальное положение дел и отправлял российских специалистов за границу, чтобы продемонстрировать собственное величие.

Его правительство приукрашивало ужасающую ситуацию в отечественной системе здравоохранения (например, во многих регионах России почти или совсем нет аппаратов для искусственной вентиляции легких). Теперь же Путин обязал почти все предприятия в стране на неделю с лишним полностью остановить свою деятельность.

При этом есть сомнения в том, что этого будет достаточно. Одновременно Москва совместно с Ираном, Северной Кореей и Венесуэлой уговаривает ООН выступить с инициативой по отмене всех санкций.

Саудовская Аравия также поначалу недооценила масштаб вспышки коронавируса, но теперь заставляет своих жителей сидеть дома, грозя им огромными штрафами (до 80 тысяч долларов) в случае неповиновения. Также страна приняла пакет мер по стимуляции национальной экономики.

При этом обеим странам в борьбе с коронавирусом очень мешает эта ссора по поводу цен на нефть. После того как Россия 6 марта перечеркнула планы ОПЕК по совместному сокращению объемов добычи нефти, концерн Saudi Aramco стремительно нарастил добычу и предложил своим покупателям огромные скидки на саудовскую нефть.

Снижение спроса на нефть в кризис

Это повлекло за собой обвал цен на нефть — ведь в кризисные времена существенно падает спрос на нее. При этом эксперты банка Goldman Sachs в четверг спрогнозировали и дальнейшее его снижение.

Госсекретарь США Майк Помпео в ходе телефонного разговора с саудовским наследным принцем Мохаммедом бен Салманом призвал его стабилизировать ситуацию на нефтяных рынках. Это было воззвание к разуму. И именно этот разум должен в конечном итоге возобладать над «игрой мускулами», которую затеяли кремлевский властитель и наследный принц.

В пользу прекращения ссоры говорит, в частности, то, что обе страны попросту не могут позволить себе продолжительную ценовую войну. В настоящий момент каждая из них ждет, когда противник сдастся и предложит сесть за стол переговоров. При этом чрезмерное эго как наследного принца и будущего абсолютного монарха Мохаммеда, так и ощущающего себя царем Путина не позволяет им пойти на уступки. Чтобы остаться у власти, обоим нужен успех — а для этого требуется очень много денег.

Экономический рационализм говорит в пользу скорого начала переговоров и достижения компромисса. Ведь стороны не могут позволить себе стремительное сокращение валютных резервов (у саудитов они составляют около 500 миллиардов, а у России — 580 миллиардов долларов). Ввиду продолжающегося экономического кризиса им эти средства очень нужны.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 марта 2020 > № 3338243


Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 марта 2020 > № 3332092

Нихон кэйдзай (Япония): эпоха нефти за 20 долларов. Страны откалываются от ОПЕК

Саудовская Аравия пытается покрыть убытки от обвала цен на нефть за счет увеличения ее добычи. Это рациональный подход, пишет Хирофуми Мацуо, но сработает он не для всех нефтедобывающих стран, которым сейчас приходится нелегко. А масла в огонь подливает нефтяная гонка США, России и Саудовской Аравии.

Хирофуми Мацуо (Hirofumi Matsuo), Nihon Keizai, Япония

Саудовская Аравия увеличила объемы производства нефти, и на нефтяном рынке началась гонка по ее добычи. Три столпа — США, Россия и Саудовская Аравия — затеяли спор о том, кто кого перетерпит, поставив на кон гегемонию на рынке нефти, и от этого страдают другие нефтедобывающие страны. Повсюду признаки банкротства. Перспективы для роста цен отсутствуют. Кто же первым признает поражение в этой гонке?

По информации Международного энергетического агентства (МЭА), из-за опасений по поводу замедления экономики в связи с распространением нового коронавируса в период с января по март 2020 года ежедневный спрос на нефть упал на 2,5 миллиона баррелей в сравнении с тем же периодом прошлого года.

Между тем с апреля Саудовская Аравия повысит объем ежедневной добычи с 9,7 миллиона до 12,3 миллиона баррелей. Если к объему поставок добавится эта доля увеличения Саудовской Аравии, разрыв между предложением и спросом превысит семь миллионов баррелей. Получится, что избытки более чем в два раза превысят объемы импорта Японии.

Опасения по поводу повышенного предложения привели к тому, что на американском нефтяном рынке цены на некоторое время опустились ниже 20 долларов за баррель. Такой уровень наблюдается впервые за 18 лет. Покрыть убытки от обвала цен на нефть за счет увеличения добычи — в некотором смысле выбор Саудовской Аравии, которая взяла курс на сохранение своей доли, рационален. Дело в том, что немногие государства могут увеличить добычу по примеру этой страны.

ОАЭ и Ирак намерены придерживаться увеличения добычи. Предполагается, что российская «Роснефть» также повысит производство на 300 тысяч баррелей, однако больше существенных заявлений об увеличении добычи не было.

По информации МЭА, возможности на поднятие производства у основных членов ОПЕК по данным на конец января таковы: Алжир — 20 тысяч баррелей в день; Ангола — 40 тысяч баррелей в день; Венесуэла и Экваториальная Гвинея — ноль. На фоне производства, превышающего десять миллионов баррелей, увеличение России также несущественно.

Многие нефтедобывающие страны уже производят на пределах возможностей. В ОПЕК только семь стран, включая Саудовскую Аравию и ОАЭ, могут увеличить производство более чем на сто тысяч баррелей. Из них Иран находится под американскими санкциями, а Нигерия и Ливия не могут повысить объемы по другим причинам, среди которых ухудшение внутриполитической ситуации. Остаются Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт и Ирак.

У нефтедобывающих стран, которые не могут увеличить добычу, нет возможности покрыть убытки от обвала цен на нефть, поэтому удар по ним будет серьезным. Кроме того, в доходах этих стран большую долю занимает прибыль от нефти и газа. На все это накладывается распространение COVID-19.

Правительство Венесуэлы попросило у МВФ предоставить срочную финансовую помощь в размере пяти миллиардов долларов на борьбу с коронавирусом. Несмотря на то, что в Венесуэле крупнейшие запасы нефти, при антиамериканской администрации президента Николаса Мадуро экономика страны обрушилась.

Ей приходится принимать меры в отношении COVID-19 в условиях неразвитой медицинской системы и дефицита медикаментов, поэтому она была вынуждена обратиться к МВФ, который ранее Мадуро называл институтом диких неолибералов. В свою очередь, МВФ не удовлетворил просьбу, заявив, что власть администрации Мадуро не признана международным сообществом.

Ирак, где заразилось более 20 тысяч человек, также попросил у МВФ пять миллиардов долларов на борьбу с коронавирусом. Это — вторая нефтедобывающая страна в ОПЕК после Саудовской Аравии, однако из-за американских санкций она не может нормально экспортировать нефть, поэтому экономическая ситуация там ухудшилась, и в этот момент распространился вирус. По информации агентства «Франс-пресс», последний раз Ирак просил помощи у МВФ в далеком 1962 году еще до Исламской революции.

Африканские нефтедобывающие страны также страдают от обвала цен и COVID-19. Вирус распространился в более, чем 40 странах из 54, однако с учетом отсталой медицинской системы заражение только начинается. Нигерия с крупнейшим населением и экономикой в Африке укрепляет бдительность в отношении массового заражения. Это —самая большая нефтедобывающая страна в Африке. 90% объемов экспорта приходится на нефть. Поэтому для Нигерии восстановление цен на нефть — важнейшая задача.

«Возможно, членам ОПЕК и странам, не входящим в эту организацию, необходимо вновь обсудить сокращение добычи», — заявил министр Нигерии по нефтяным ресурсам Тимипре Сильва. Он выразил надежду на возобновление договоренностей о сокращении добычи между Саудовской Аравией, возглавляющей ОПЕК, и Россией, представляющей страны, не входящие в ОПЕК.

Алжир, председательствующий в ОПЕК в этом году, выразил готовность обсудить вопрос с другими членами ОПЕК. Мексика, не состоящая в ОПЕК, готова выступить посредником между Россией и Саудовской Аравией. Нефтедобывающие страны, чья внутриполитическая ситуация может дестабилизироваться, если стоимость нефти не будет восстанавливаться в течение долгого времени, пытаются найти выход как можно быстрее.

Саудовская Аравия недовольна тем, что во время действия соглашения о сокращении добычи, только она выполняла договоренности, пока другие страны нарушали их. На самом деле, Саудовская Аравия, скорее всего, не изменит просто так свое решение терпеть до тех пор, пока Россия не «пойдет ко дну».

При этом президент России Владимир Путин пристально наблюдает за американской сланцевой нефтью. Вряд ли он станет сближаться с Саудовской Аравией. Пока «троица» соревнуется в том, кто дольше продержится, члены ОПЕК могут начать откалываться от организации, поскольку они не смогут поддерживать этот темп.

В этом случае может реализоваться сценарий, озвученный профессором Университета Тэйкё Хэйсэй Сигэру Судо (Shigeru Sudou): «ОПЕК может вновь переформатироваться в организацию, состоящую только из нефтедобывающих стран Персидского залива, у которых большие запасы нефти и низкая себестоимость производства».

Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 марта 2020 > № 3332092


Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 марта 2020 > № 3332083

CNBC (США): США призвали Саудовскую Аравию «проявить себя» и закончить ценовую войну с Россией

На фоне эпидемии коронавируса и ценового конфликта в нефтяном секторе между Саудовской Аравией и Россией, США стремятся стабилизировать ситуацию, пишет сайт американского канала CNBC. Как сообщает автор статьи, госсекретарь Помпео призвал Саудовскую Аравию успокоить энергетические и финансовые рынки.

Сэм Мередит (Sam Meredith), CNBC, США

США призвали Саудовскую Аравию, ключевую страну ОПЕК, положить конец ценовой войне с Россией, ключевой страной, не входящей в организацию.

В заявлении, опубликованном в среду Госдепартаментом США, подтверждается, что госсекретарь Майк Помпео беседовал во вторник с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом.

«Госсекретарь Помпео и наследный принц обсудили необходимость поддерживать стабильность на глобальных энергетических рынках на фоне происходящего в мире», — говорится в документе.

«Госсекретарь отметил, что как лидер «Большой двадцатки» и ключевая энергетическая держава Саудовская Аравия имеет реальный шанс проявить себя и успокоить глобальные энергетические и финансовые рынки в период, когда мир сталкивается с серьезной экономической неопределенностью.

Согласно заявлению, Помпео и бин Салман выразили «глубокую озабоченность» пандемией коронавируса и подчеркнули, что все страны мира должны объединить усилия в борьбе с болезнью.

Международная эталонная марка Brent подешевела в среду днем на 2,5% и стоила 26,46 доллара за баррель, а американская марка West Texas Intermediate подешевела на 2,2% и стоила 23,47 доллара.

Нефтяные цены упали более чем вдвое по сравнению с достигнутым в январе пиком. Аналитики предупреждают, что нефтяные фьючерсы могут рухнуть в ближайшие недели ниже двадцати долларов

Тем временем пандемия коронавируса продолжает сокращать спрос на нефть по всему миру, а конец ценовой войны между Эр-Риядом и Москвой так и не приблизился.

Ранее в этом месяце экспортеры нефти из ОПЕК и их союзники, не входящие в организацию, — иногда их вместе называют ОПЕК+ — не смогли договориться об ограничении добычи нефти после 31 марта.

Это привело к росту опасений относительно всплеска предложения с 1 апреля. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты пообещали увеличить добычу.

Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 марта 2020 > № 3332083


Саудовская Аравия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > ria.ru, 26 марта 2020 > № 3332792

Саудовский король рассказал о шагах к восстановлению мировой экономики

Король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд в четверг призвал страны "Группы двадцати", лидеры которых собрались в четверг на первый в истории виртуальный саммит, дать сигнал для восстановления доверия к глобальной экономике.

"В коммерческой сфере "Группа двадцати" должны подать серьезный сигнал, чтобы восстановить доверие к мировой экономике готовностью наладить в короткие сроки естественный поток товаров и услуг, особенно основных предметов медицинского назначения", - сказал король, чьи слова приводит саудовское агентство новостей SPA.

Он указал, что страны "Большой двадцатки" обязаны протянуть руку помощи развивающимся и наименее развитым странам в наращивании их потенциала и повышении готовности их инфраструктуры для преодоления этого кризиса и его последствий.

Саудовская Аравия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > ria.ru, 26 марта 2020 > № 3332792


Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > oilcapital.ru, 26 марта 2020 > № 3334562

Саудовской Аравии грозит «невероятный кризис»

В свое время Саудовской Аравии удалось оседлать нефтяные богатства, однако в ближайшем будущем эту страну Персидского залива и ее соседей могут ждать серьезные финансовые проблемы, считает колумнист агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг. «Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит приближение того момента, когда неустойчивой природе экономик стран Персидского залива будет предъявлен жестокий счет», — уверен он.

Причем, пишет автор, подобный вариант в нынешней ситуации выглядит почти как оптимистический. Фиклинг отметил, что монархиям Персидского залива нужны высокие цены на нефть, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетов. И хотя их центробанки и суверенные фонды накопили суммы, которые помогут справиться с таким кризисом, низкие нефтяные цены могут привести к быстрому исчерпанию этих резервов.

«Монархии Персидского залива смогли оседлать замечательную волну богатства и усидеть на ней в течение примерно последнего полстолетия, однако любая волна в конечном счете разбивается. Будущие поколения уже никогда не увидят того богатства, которым пользуются сегодня страны Персидского залива», — заключил колумнист.

Цены на нефть с начала марта, отмечают РИА «Новости», упали почти в два раза на фоне замедления спроса из-за вспышки коронавируса, а также распада сделки ОПЕК и обещаний Саудовской Аравии существенно увеличить добычу — вплоть до 13 млн б/с.

Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > oilcapital.ru, 26 марта 2020 > № 3334562


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 марта 2020 > № 3331241

Нихон кэйдзай (Япония): сильные и слабые стороны России в нефтяной ценовой войне с Саудовской Аравией

Цены на нефть обрушились до исторического минимума. Но, как утверждает Россия, она не испытывает проблем с экономической точки зрения. Тем не менее ее заставляют нервничать действия Саудовской Аравии, отмечает Хикару Сакаи. Кто же в итоге одержит верх в нефтяном противостоянии? Автор оценил шансы России на победу.

Хикару Сакаи, Nihon Keizai, Япония

Нефтяной рынок — это такой сложный организм, в котором планы и действия государств тесно переплетены с рыночными последствиями. Стоило России отказаться от требования Саудовской Аравии по дополнительному сокращению добычи нефти, как сразу же разрушилась сделка России с ОПЕК. А когда Саудовская Аравия вдруг решила резко нарастить свои объемы добычи, цены на нефть обрушились до исторического минимума.

1 марта, через 5 дней после провала переговоров России с ОПЕК, президент Путин созвал совещание основных министров экономического блока и руководителей крупнейших нефтедобывающих и энергетических компаний страны. На нем он подчеркнул важность сохранения сбалансированных отношений с ОПЕК. «В настоящий момент цены на нефть находятся пока в приемлемом для нас коридоре, но нужно тщательно прорабатывать все возможные сценарии», — заявил он.

Накануне этого совещания цена на нефть составляла около 49 долларов за баррель. Тогда, видимо, в России считали, что хотя перспективы развития ситуации на нефтяном рынке и туманны, но при заложенном в бюджет России уровне в 42 доллара у страны есть достаточное поле для маневра.

Россия, претендующая на место в первой тройке нефтедобывающих стран наряду с США и Саудовской Аравией, не без оснований выступила против перспективы сокращения уровня своей добычи. Судя по всему, в ближайшее время она сохранит нынешний объем извлекаемой нефти и будет тщательно наблюдать за конъюнктурой рынков, значительно сокращающихся под влиянием пандемии коронавируса.

На такое решение Россию толкает то соображение, что если она даже и пойдет на дополнительное снижение уровня добычи, Соединенные Штаты все равно будут только лишь расширять свою долю рынка за счет сланцевой нефти.

Есть еще одно неприятное для России обстоятельство. Экспортные цены на российский газ сильно упали. «На основном для России европейском рынке они значительно ниже расчетных», — отметил Осукэ Харада, главный аналитик Японского агентства по природным ресурсам и энергетике. В этих условиях Россия хотела бы избежать сильного падения доходов от экспорта нефти.

Действовавшие в 2016, 2018 и 2019 соглашения России с ОПЕК по сокращению объемов добычи нефти крупнейшими ее экспортерами в целом российскую сторону устраивали. Ведь там присутствовал один важный момент. Среднемесячная добыча по году устанавливалась по самому высокому месячному показателю предыдущего года. Таким образом, ежегодно производство нефти в мире фактически увеличивалось. Это начало вызывать недовольство Саудовской Аравии.

Вероятнее всего, Путин заранее предвидел возможность срыва сделки с ОПЕК. Однако он, видимо, все же не рассчитывал, что саудиты в условиях падения цен на нефть начнут увеличение ее добычи. Это вызвало сильное раздражение в правительстве России. Премьер-министр Михаил Мишустин подверг Саудовскую Аравию резкой критике, заявив, что именно ее действия стали причиной обвала нефтяных цен до уровня 30 долларов за баррель. «Решения Саудовской Аравии вызвали невиданное в истории снижение нефтяных котировок», — заявил он.

Курс рубля упал до четырехлетнего минимума. Однако следует отметить, что в России накоплены значительные золотовалютные резервы. Дополнительные доходы от экспорта энергоносителей поступали в имеющийся в стране огромный Фонд национального благосостояния. Так что по заявлениям членов российского правительства, с экономической и финансовой точки зрения Россия не испытывает в настоящее время больших проблем.

Так кто же из этой пары — России и Саудовской Аравии — находится в более выгодном положении? По данным Международного энергетического агентства (IEA), так называемая «безубыточная» цена нефти (т.е. та цена, при которой добыча нефти на проекте является допустимо рентабельной) для действующих проектов в Саудовской Аравии составляет порядка 10 долларов за баррель, а в России — порядка 40 долларов.

Однако с точки зрения бюджета страны ситуация в Саудовской Аравии значительно напряженнее, чем в России. У саудитов в бюджет на 2020 заложена предполагаемая цена за баррель порядка 80 долларов, а в России бюджет на нынешний год сверстан, исходя из гораздо более низкой цены (около половины этой суммы). Рассматривающийся в качестве наиболее вероятного кандидата на трон наследный принц Мухаммад, стремясь укрепить базу своей власти, не захочет сокращать расходы бюджета.

В чем-то ситуация во власти в Саудовской Аравии похожа на ситуацию в России. Ведь Путин тоже занялся созданием новой конструкции своей власти, которая будет существовать после того, как в 2024 году закончится нынешний срок его президентства. 22 апреля состоится всенародное голосование по поправкам в Конституцию России, которое откроет Путину дорогу к продолжению его правления.

Министр энергетики России Александр Новак постоянно повторяет, что «дверь к диалогу с Саудовской Аравией остается открытой». Судя по всему, он надеется на скорое достижение соглашения.

С точки зрения предугадывания дальнейшего развития ситуации, важным становится такой неожиданный фактор, как считающаяся «братской» России Белоруссия. У нее с Россией уже продолжительное время трудно идут переговоры по импорту российской нефти. И вот вдруг Белоруссия объявляет о своих планах по закупке нефти у Саудовской Аравии. Если допустить, что такая сделка состоится, это неизбежно вызовет отрицательную реакцию у России и затянет ее противостояние с саудитами.

Как бы то ни было, у России сейчас есть временное преимущество перед Саудовской Аравией в том, что она может легко перевести основную массу своего населения в «кризисный режим». Ведь она уже испытала на себе воздействие западных санкций, да и новой напасти — эпидемии коронавируса. В последнее время в российских магазинах отмечались перебои с продуктами и предметами первой необходимости.

Все это напоминает времена, непосредственно предшествовавшие и последовавшие за развалом Советского Союза. И Путин, выведший страну из хаоса и добившийся в ней стабильности, снова становится необходимым. Внутри своей системы власти он сможет действовать так, чтобы использовать кризис для усиления центростремительных явлений в стране.

Недаром председатель Государственной Думы Вячеслав Володин недавно сказал: «Преимущество России — это не нефть и газ. Это Владимир Путин».

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 марта 2020 > № 3331241


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 марта 2020 > № 3331236

Haber7 (Турция): напряженность обострилась! Критически важное решение Путина относительно Саудовской Аравии

Позиция Москвы в отношении Эр-Рияда остается принципиальной. По информации издания, полученной из российских источников, Путин не поддастся на шантаж королевства, так как Россия в данном случае находится в более выгодном положении. В связи с этим российский лидер принял принципиально важное решение.

Haber7, Турция

Нефтяная война между Эр-Риядом и Москвой негативно влияет и на отношения между двумя странами.

Путин решил не вести переговоры

Россия продолжает демонстрировать реакцию в ответ на ход Саудовской Аравии, которая сбила цены на нефть, увеличив предложение. После развала сделки ОПЕК президент России Путин принял решение не вести переговоры с представителями Саудовской Аравии. Саудовцы, вступившие на путь «нефтяной войны», поразили своих российских коллег жесткой реакцией.

Из-за хода Саудовской Аравии нефть Urals упала ниже 20 долларов за баррель. В Западной Европе сырая нефть Urals опустилась до минимума за 18 лет — 18,67 доллара. Столь резкое падение цен на нефть вызвало рекордную с 2014 года девальвацию рубля, расчистило путь к обнищанию людей в течение нескольких месяцев.

Кремль рассчитывает пережить кризис и в этой войне на истощение предпочитает держаться на расстоянии от Саудовской Аравии. Так, президент России Путин принял решение не вести переговоры с саудитами во главе с наследным принцем.

Пострадает Эр-Рияд

Российские источники отмечают, что президент Путин не поддастся на нефтяной шантаж саудовцев, и в нефтяной войне пострадает не Москва, а администрация Эр-Рияда.

Источники полагают, что бюджет Саудовской Аравии гораздо больше зависим от цен на нефть. А российское министерство финансов утверждает, что сможет справиться с низкими ценами на нефть в течение 6-10 лет.

Напомним, на фоне снижения цен на нефть параллельно замедлению темпов производства из-за коронавируса Саудовская Аравия направила России предложение сократить добычу нефти.

Россия не согласилась, и Саудовская Аравия, нарастив добычу, обвалила цену нефти марки Brent до 32 долларов за баррель. После этого Россия тоже заявила о намерении увеличить добычу нефти.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 25 марта 2020 > № 3331236


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 25 марта 2020 > № 3332137

Саудовская Аравия уверенно идёт к своему краху

При практически одинаковой себестоимости добычи нефти Россия значительно превосходит Саудовскую Аравию по запасу прочности экономики. Москва способна в данных условиях сыграть вдолгую, а вот у Эр-Риада запас прочности и, соответственно, запас времени совсем маленький – от силы год-два, а может быть, и меньше.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ, 25 марта 2020, 15:45 — REGNUM На днях колумнист агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг опубликовал статью под названием «Надвигается упадок и падение нефтяной империи Персидского залива», в которой предсказал Королевству Саудовская Аравия незавидное будущее.

Фиклинг утверждает, что даже при мировых ценах за баррель нефти в 10 долларов почти вся мировая нефтяная промышленность потеряет деньги, а производители стран Персидского залива останутся в плюсе. В то же время, по мнению колумниста Bloomberg, при низких ценах на нефть «проблема возникает для их экономик, которым нужна гораздо более высокая цена, чтобы сбалансировать свои бюджеты и поддержать привязанные к доллару валюты».

В данных условиях, в частности, Саудовская Аравия будет вынуждена сократить свои «щедрые расходы на оборону и безопасность», которые составляют почти треть её бюджета. Кроме этого, королевству придётся ввести дополнительные налоги и сократить раздутые государственные службы. Все эти преобразования вряд ли будут популярны у граждан страны, что в конечном итоге может разрушить внутреннюю стабильность государства.

Bloomberg приводит ряд цифр, согласно которым перспектива саудитов выглядит весьма печально. По данным доклада Международного валютного фонда 2019 года, даже при ценах на нефть 50−55 долларов за баррель международные резервы Саудовской Аравии упадут примерно до пяти месяцев покрытия импорта уже в 2024 году.

Дэвид Фиклинг приходит к выводу, что королевство в данном случае в течение нескольких месяцев ожидает серьёзный кризис платежного баланса и отказ от фиксированного курса доллара, который поддерживал глобальную торговлю нефтью в течение жизни целого поколения.

Соответственно, при цене на нефть в 20 долларов за баррель международные резервы Саудовской Аравии будут расходоваться ещё быстрее, и финансовый крах королевства наступит гораздо раньше 2024 года.

Дэвид Фиклинг отмечает, что чистые финансовые активы, принадлежащие правительству Саудовской Аравии (резервы Центрального банка плюс активы Фонда национального благосостояния), за минусом государственного долга на 2018 год упали до 0,1% от ВВП. Падение чистых финансовых активов произошло за четыре года — с момента падения цен на нефть со 100 долларов за баррель в конце 2014 года, когда финансовые активы составляли 50% от валового внутреннего продукта.

Россия, по информации Bloomberg, имеет низкую себестоимость добычи нефти: в 2019 году «Роснефть», «Газпромнефть» и «Лукойл» потратили менее четырёх долларов на добычу одного барреля нефти. Если добавить к этому примерно 5 долларов на транспортировку одного барреля и 6−8 долларов капитальных затрат на баррель, то получится баррель нефти по цене менее 20 долларов.

А согласно заявлению генерального директора «Татнефти» Наиля Маганова, цена нефти на уровне 8 долларов за баррель также не является критичной.

В своём недавнем интервью телеканалу «Вести 24» глава «Роснефти» Игорь Сечин сказал, что компания «даже в условиях отказа от новых проектов по геологоразведке может добывать порядка 22 лет, не снижая объёмов добычи». По словам Сечина, операционные затраты «Роснефти» сопоставимы с операционными затратами Saudi Aramco: 3,1 доллара на баррель добываемой нефти, у Saudi Aramco — 2,5−2,8 доллара на баррель.

9 марта 2020 года министр финансов России Антон Силуанов заявил, что государство сумеет сохранить макроэкономическую и финансовую стабильность при «устойчиво низких» ценах на нефть. Российский Минфин утверждает, что даже если цены на нефть упадут до 25 долларов за баррель, то Россия сможет покрыть дефицит бюджета. По данным министерства, в Фонде национального благосостояния достаточно средств, чтобы покрывать выпадающие доходы от падения нефтяных цен в течение 6−10 лет.

Таким образом, при практически одинаковой себестоимости добычи нефти Россия значительно превосходит Саудовскую Аравию по запасу прочности экономики. Москва способна в данных условиях сыграть вдолгую, а вот у Эр-Рияда запас прочности и, соответственно, запас времени совсем маленький — от силы год-два, а может быть, и меньше.

Саудовская Аравия попыталась навязать своё мнение России по сокращению добычи с 1 апреля 2020 года, используя мощное информационное и психологическое давление. Однако, как говорится, не на тех напали. Кроме того, заявления о больших скидках на нефть и реальные поставки этой нефти, как оказалось, совсем не одно и то же.

Саудитам также следует уяснить, что у русских есть и другие способы отстоять свои интересы, о которых в открытых источниках писать не принято, и они пока не были задействованы. Бойтесь гнева терпеливых…

Владимир Васильев

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 25 марта 2020 > № 3332137


Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 25 марта 2020 > № 3334077

«Ничего личного - всего лишь война… нефтяная»

Цены на нефть упали в одночасье, за ними стремительно рухнула национальная валюта.

Почему это случилось и что теперь будет с российской экономикой? Разные версии гуляют в обществе, комментарии весьма противоречивы. Попробуем зайти от голых фактов.

1 марта, по данным агентства Bloomberg, во Внуково-2 президент России встретился с главами нефтяных компаний и министрами. Обсуждали падение цен на нефть из-за коронавируса.

Один из крупных нефтяников всеми силами доказывал собравшимся, что ущерб от падения спроса должны нести и американские производители сланцевой нефти. Выдавить их с европейских рынков! Убедил, однако!

6 марта состоялось совещание стран ОПЕК в Вене, где Саудовская Аравия в рамках проекта ОПЕК+ предложила участникам снизить добычу нефти, чтобы как минимум удержать цены от падения. (Чем меньше товара на рынке, тем выше его цена!)

Присутствовавший российский министр отказался это делать, заявив, что наши нефтяники ничего снижать больше не станут. Последовал жесткий спор, после чего наш министр покинул совещание. Ошарашенные министры ОПЕК попросили связать их с Кремлем, но представители РФ ответили, что это ничего не изменит.

«Мы надолго запомним этот день», - прошептал большой начальник из Саудовской Аравии. Так и случилось.

6 марта мировая цена на нефть Urals была 48,5 доллара за баррель, и двигалась вверх, но уже утром в понедельник 9 марта апрельский фьючерс опускается на 31,35%, до 28,33 доллара за баррель! Потому как Саудовская Аравия сообщила, что увеличит добычу на треть, вплоть до 12 млн баррелей в сутки, и одна эта новость обрушила цены на нефть в Европе.

Представители российской нефтянки в отчаянии заявили, что от разрыва сделки с ОПЕК Россия (и ее компании) будет терять 150 млн долларов в день (или более 3 млрд долларов в месяц).

По мнению эксперта агентства Fitch Дмитрия Маринченко, обвал мировых цен на нефть стал «неприятным сюрпризом» для тех, кто принимал решение о выходе России из сделки с ОПЕК.

Акции российских нефтегазовых компаний после этого на бирже в Лондоне рухнули на 17-33%. То есть компании сразу стали на треть дешевле. Курс рубля тогда снизился к доллару до 72,5 и к евро - до 82,7. А на момент подписания номера за доллар уже отдавали более 80 руб., за евро - около 90 руб.

9 марта на экстренном совещании у премьера РФ министр финансов «успокаивает», что у страны резервов хватит на несколько лет. А министр энергетики бодро утверждает, что сценарий выхода России из сделки с ОПЕК прорабатывался, текущая ситуация на нефтяном рынке находится в пределах прогноза. Мол, у нефтяной отрасли есть достаточный запас прочности.

11 марта он же, но уже без признаков бодрости в голосе, назвал не лучшим вариантом в сложившихся условиях решение Саудовской Аравии о наращивании добычи нефти. Пошли слухи, что российские власти пытаются уговорить Эр-Рияд вернуться к переговорам. Но поезд ушел - компания Saudi Aramco заявила, что Саудовская Аравия планирует повысить предельные производственные мощности по добыче нефти с 12 до запредельных 13 млн баррелей в сутки.

Нефтяная война развязана. И одна из сторон уже ищет перемирия. «Даже те, кто лоббировал выход из сделки, не могли себе в страшном сне представить, что будут продавать нефть по 25 долларов», - заявил совладелец компании ЛУКОЙЛ Леонид Федун.

«Убивать сделку, которая приносила десятки миллиардов долларов дополнительного дохода стране, бюджету, нефтяным компаниям, - даже не знаю, как это назвать! - отмечает первый зампред Комитета Госдумы по экономической политике Валерий Гартунг. - Можно было просчитать, что развал сделки нанесет нам убыток минимум в 40 млрд долларов в год. А сейчас он уже гораздо больше».

«Несостоятельность российской модели экономики в очередной раз была продемонстрирована всего за несколько дней одним отказом от сделки с ОПЕК, - подчеркивает академик РАН Сергей Глазьев. - Упали цены на нефть, а за ними повалилась и национальная валюта, и это бьет по всем сферам экономики. Лучший в мире руководитель ЦБ куда-то запропастилась, но Банк России в это время сжигает по несколько миллиардов рублей в день, чтобы удержать курс нацвалюты. Но, как видно, это не очень-то помогло».

«В Конституции написано четко - ЦБ должен «обеспечить защиту и устойчивость рубля», - утверждает экономист Юрий Болдырев. - Но Центробанк, имея все возможности для этого, не выполнил свою основную конституционную функцию. Значит, правил нет. А раз их нет, невозможно экономическое развитие».

Итак, к коронавирусу были добавлены обесценивание нефти и девальвация рубля. Так моряки называют самый грозный «идеальный шторм». Те, кто, опираясь на свои аппетиты и амбиции, инициировал эту нефтяную войну с Эр-Риядом и Вашингтоном, считали, что победят. Плохо считали. Возможно, при этом надеясь, что в случае неудачи имеют возможность снова кинуться просить в Кремле миллиарды на поддержку своей компании. Из казны, за счет народа. И выпросят.

Но не пора ли стране поставить большой вопрос об ответственности таких лоббистов собственных интересов и заставить их погашать убытки государства и налогоплательщиков из своего кармана? Чтобы впредь неповадно было...

Лаврентий Павлов.

Саудовская Аравия. Россия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 25 марта 2020 > № 3334077


Саудовская Аравия. США > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > ria.ru, 24 марта 2020 > № 3329587

Колумнист Bloomberg: Саудовской Аравии грозит "невероятный кризис"

Монархии Персидского залива смогли в свое время оседлать нефтяные богатства, однако в ближайшем будущем Саудовскую Аравию и ее соседей могут ждать серьезные финансовые проблемы. Такое мнение выразил колумнист агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг.

"Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит приближение того момента, когда неустойчивой природе экономик стран Персидского залива будет предъявлен жестокий счет", — пишет он.

В пример автор привел ситуацию с финансовыми активами правительства Саудовской Аравии — золотовалютные резервы Центробанка плюс активы суверенных фондов минус правительственные долги. "Они сократились и составляют всего 0,1 процента валового национального продукта, а в течение четырех лет до 2018 года они составляли 50 процентов", — напомнил он.

По данным МВФ, за те же четыре года финансовые активы шести монархий Персидского залива сократились примерно на полтриллиона долларов, составив два триллиона, пишет Фиклинг. "Если пика в спросе на нефть не будет раньше 2040 года, оставшаяся сумма, по мнению экспертов МВФ, закончится к 2034 году. А если нефть будет стоить 20 долларов за баррель, то эти активы закончатся еще быстрее и казна этих стран опустеет уже в 2027 году", — говорится в статье.

Колумнист добавил, что, по мнению МВФ, если цена на нефть будет находится в диапазоне от 50 до 55 долларов, то золотовалютные запасы Саудовской Аравии уже в 2024 году сократятся примерно до суммы пятимесячных расходов на импорт. По его словам, это весьма тревожный вариант, так как всего через несколько месяцев королевство может оказаться в "невероятном кризисе" и вынуждено будет отказаться от фиксированного курса доллара, который поддерживал глобальную торговлю нефтью в течение жизни целого поколения.

Причем, пишет автор, подобный вариант в нынешней ситуации выглядит почти как оптимистический. Фиклинг отметил, что монархиям Персидского залива нужны высокие цены на нефть, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетов. И хотя их центробанки и суверенные фонды накопили суммы, которые помогут справиться с таким кризисом, низкие нефтяные цены могут привести к быстрому исчерпанию этих резервов.

"Монархии Персидского залива смогли оседлать замечательную волну богатства и усидеть на ней в течение примерно последнего полстолетия, однако любая волна в конечном счете разбивается. Будущие поколения уже никогда не увидят того богатства, которым пользуются сегодня страны Персидского залива", — заключил колумнист.

Цены на нефть с начала марта упали почти в два раза на фоне замедления спроса из-за вспышки коронавируса, а также распада сделки ОПЕК+ и обещаний Саудовской Аравии существенно увеличить добычу — вплоть до 13 миллионов баррелей в сутки. В конце прошлой недели майские фьючерсы на нефть Brent торговались в районе 27-30 долларов за баррель.

Саудовская Аравия. США > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > ria.ru, 24 марта 2020 > № 3329587


Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3331214

Le Point (Франция): Саудовская Аравия может долго противостоять нефтяному кризису

Бывший вице-президент национальной саудовской нефтекомпании Aramco Садад аль-Хусейни разъясняет, почему Эр-Рияд спровоцировал падение цен на нефть, и какое будущее ждет нефтяной альянс Саудовской Аравии и России.

Армин Арефи (Armin Arefi), Le Point, Франция

Речь идет о настоящем мировом кризисе, который был несколько задвинут в сторону эпидемией коронавируса. В ответ на падение спроса в связи с распространением вируса Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и Россия провели встречу в Вене, чтобы оговорить новое сокращение производства и удержать цены на отметке в 50 долларов за баррель. Вопреки ожиданиям Москва ответила отказом из-за опасения уступить доли рынка американским производителям.

В результате Саудовская Аравия, третий по значимости производитель нефти в мире, решила резко нарастить производство, чтобы обвалить цены и вынудить Россию передумать. В понедельник баррель упал до отметки в 27 долларов, но Москва все еще не собирается уступать. Бывший вице-президент компании Saudi Aramco Садад аль-Хусейни — один из лучших экспертов саудовской нефтяной отрасли. Сегодня он возглавляет консалтинговую компанию Husseini Energy и разъясняет журналистам стратегию Саудовской Аравии, которая легла в основу такого впечатляющего падения цен.

«Пуэн»: Почему Саудовская Аравия внезапно приняла решение о повышении цен?

Садад аль-Хусейни: Международное энергетическое агентство спрогнозировало падение спроса на 3,4 миллиона баррелей в первом квартале 2020 года по сравнению с последним кварталом 2019 года. В результате Саудовская Аравия прибыла на саммит ОПЕК с глубокой убежденностью в необходимости значительного сокращения предложения: на 1,5 миллиона баррелей со стороны ОПЕК и ОПЕК+ помимо уже оговоренного в декабре прошлого года снижения на 2,1 миллиона. Многие участники мартовского саммита, в том числе Россия и Казахстан, не хотели сокращать производство. Когда в конце совещания они приняли решение не ограничивать производство после 31 марта и отстаивать только собственные интересы, у Саудовской Аравии не осталось другого выбора, кроме как максимально расширить производство, с целью восстановить и защитить свои позиции на нефтяном рынке.

— Саудовская Аравия ожидала, что Россия откажется сократить производство?

— Насчет позиции России не было ясности, но она в любом случае не демонстрировала никакой поддержки стратегии дополнительного сокращения предложения со стороны ОПЕК и ОПЕК+.

— Стало ли это концом нефтяного альянса Саудовской Аравии и России?

— У России и Саудовской Аравии есть общие стратегические и экономические цели. Хотя их альянс может временно оказаться в подвешенном состоянии, их общие интересы неизбежно вновь объединят их в будущем.

— Эта жесткая мера была направлена в том числе и против других стран?

— Принятое решение было направлено на нефтяной рынок в целом. У Саудовской Аравии было два маркетинговых варианта. Либо защищать прибыль всей отрасли путем сокращения спроса, либо расширить свою долю рынка, забыв о прибыли, тем более что Эр-Рияд не получил поддержки других стран-производителей. Раз Саудовская Аравия производит нефть по самой низкой себестоимости, она выбрала стратегию защиты долей рынка вне зависимости от требуемой для того цены барреля. Хотя все это не способствует конкуренции, низкие цены на энергоносители играют на руку мировой экономике и ускорят ее восстановление в долгосрочной перспективе.

— Разве другая цель Саудовской Аравии не заключается в ослаблении американских компаний, которые добывают сланцевую нефть и газ?

— Многие сланцевые предприятия будут затронуты снижением цен на нефть, но они в этом не одни. Ситуация отразится и на других производителях: глубоководных офшорных месторождениях, операциях в Арктике, месторождениях в битуминозных песках, биологическом топливе, которое опирается на вырубку лесов и плантации сахарного тростника.

— Ждет ли Саудовская Аравия ответа от США и их производителей сланцевой нефти?

— США давно призывают Саудовскую Аравию добывать и продавать нефть по правилам свободного рынка, чем королевство и занимается в текущих обстоятельствах.

— Не опасна ли это игра для самой Саудовской Аравии, учитывая, что падение цен на нефть очень сильно отражается на ее собственном бюджете?

— Саудовская Аравия уже придерживается стратегии сокращения зависимости от экспорта нефти. У нее достаточно финансовых резервов и альтернативных экономических решений, чтобы пережить бурю с низкими ценами на нефть.

— Не угрожает ли это решение экономической программе наследного принца Мухаммеда бен Салмана «Видение 2030», которая отчасти опирается на нефтяные доходы королевства?

— «Видение 2030» — это комплексная программа, которая нацелена на диверсификацию доходов королевства с помощью множества возможностей для экономического роста с опорой на внутренние и иностранные инвестиции. Ее реализация не оказалась под угрозой в текущих условиях и пользуется значительной поддержкой как внутри королевства, так и за его пределами. Значительный объем производства нефти и газа сам по себе предоставит новые профессиональные возможности и создаст перспективы для развития и расширения инфраструктуры услуг по всему королевству.

— Падение цен на нефть подрывает перспективы выхода на биржу национальной компании Aramco, который является одним из столпов «Видения 2030»?

— Большинство покупателей акций Aramco считают нефтяную отрасль долгосрочной инвестицией. Aramco остается надежной и стабильной компанией с огромными ресурсами, профессиональной рабочей силой и полной поддержкой правительства, которое является одновременно акционером компании и одним из главных участников мировой экономики. Aramco остается лидером мировой энергетики с точки зрения физических и коммерческих активов.

— Саудовская Аравия сможет долго выдержать кризис цен на нефть?

— Саудовская Аравия может долго существовать при текущих ценах, намного дольше, чем другие производители, которые конкурируют с Aramco на мировом энергетическом рынке.

Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3331214


Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3330231

Project Syndicate (США): радикально новая нефтяная стратегия Саудовской Аравии

Поддерживая низкие цены, саудовская политика не просто вытеснит с рынка более дорогие формы добычи нефти; она также затруднит конкуренцию возобновляемой энергии с ископаемым топливом — по крайней мере, в ближайшей перспективе, считает автор статьи.

Бернард Хейкель (Bernard Haykel), Project Syndicate, США

Принстон — Недавнее решение Саудовской Аравии о наращивании добычи нефти представляет собой резкое изменение в ее взглядах на энергетические рынки и на собственную зависимость от нефтяных доходов. Прошли те времена, когда запасы саудовской нефти разумно управлялись для будущих поколений. Больше не поддерживая определенный ценовой диапазон на нефть или удерживая запасные производственные мощности, Королевство отступает от своей давней роли стабилизирующего производителя рынка.

Это изменение отражает мнение кронпринца Мухаммеда бен Салмана (МБС) о том, что Саудовская Аравия обладает относительно узкими возможностями для монетизации своих крупных запасов нефти. Он начал политику захвата доли рынка вместо того, чтобы пытаться установить цену, снова нарушая давнюю политику, которая, по его мнению, уже бесполезна.

Если МБС продолжит эту стратегию, он может существенно изменить динамику мировых энергетических рынков. Поддерживая низкие цены, саудовская политика не просто вытеснит с рынка более дорогие формы добычи нефти; она также затруднит конкуренцию возобновляемой энергии с ископаемым топливом — по крайней мере, в ближайшей перспективе.

Новая стратегия стала очевидна 7 марта, в субботу, когда Саудовская Аравия решила снизить свою официальную цену продажи и увеличить добычу нефти до более чем десяти миллионов баррелей в день, а в апреле добыча, вероятно, составит около 11 миллионов, по сравнению с 9,7 миллионами в последние месяцы. Когда в последующий понедельник рынки снова открылись, цены на нефть претерпели самое большое с 1991 года однодневное падение.

Официально действия Саудовской Аравии стали ответом на отказ России 6 марта на встрече ОПЕК+ согласиться на добровольное сокращение добычи нефти. С 2016 года россияне и саудовцы координируют свою добычу, чтобы поддерживать цены на уровне около 50-60 долларов за баррель. Однако чистым эффектом этого сотрудничества стало способствование американской сланцевой промышленности в увеличении собственного производства и продаж, которая тем самым захватила большую часть растущего мирового спроса. Столкнувшись с сокращением экспорта в 2016 году, саудовцы, вероятно, надеялись, что сокращение объема производства поддержит цены в условиях ослабления мирового спроса из-за вспышки коронавируса.

Почему произошла смена тактики? Комментаторы предлагали различные объяснения, включая намеки на то, что Саудовская Аравия может вступить в сговор с Россией, чтобы подорвать сланцевую индустрию США. Но такое сотрудничество маловероятно. Между МБС и Президентом России Владимиром Путиным сохраняется недоверие, Путин не забыл, что махинации Саудовской Аравии на нефтяном рынке в 1980-е годы, возможно, сыграли свою роль в распаде Советского Союза. Более того, Саудовская Аравия уже пыталась и не смогла взять вверх над сланцевой отраслью в 2014 — 2016 годы, когда она сильно недооценила техническую компетентность и способность американских производителей сланца работать по низким ценам.

Вместо того, чтобы стремиться к краткосрочной тактической победе, MBS может сосредоточиться на нескольких долгосрочных целях развития. Он знает, что его время сильно ограничено — возможно, лишь несколькими десятилетиями — чтобы извлечь максимальную выгоду из нефти, поскольку изменение климата вызвало глобальный толчок к декарбонизации и возобновляемой энергии. Саудовская Аравия обладает резервом извлекаемых запасов на более чем 50 лет; если не ускорить их добычу, большая часть этого станет обесцененным активом.

Даже если Королевство столкнется с серьезными техническими и финансовыми препятствиями в достижении своих новых, весьма амбициозных производственных целей, более глубокая проблема заключается в том, что старые правила больше не применяются. И в соответствии с новым решением, саудовцы могут также начать управлять государственным нефтяным гигантом Saudi Aramco, больше похожим на международную компанию, стремящуюся к максимизации прибыли — производящую как можно больше — а не на центральный банк мирового нефтяного рынка.

Существуют веские аргументы в пользу того, почему Королевство должно идти по этому пути. Во-первых, саудовскую нефть дешевле добывать и транспортировать, чем многие другие запасы. Она также «чище», чем добываемая в Канаде из битуминозного песка и выделяет меньше метана в сравнении с российской нефтью. И Saudi Aramco является одной из самых передовых и технически компетентных нефтяных компаний в мире. Другими словами, у саудовской нефти множество сравнительных преимуществ по сравнению с конкурентами, и поэтому она идеально подходит для того, чтобы занять привилегированное положение в глобальном переходе на экологически чистую энергию.

Более того, Королевство уже несколько месяцев сигнализировало о своем намерении изменить стратегию. В декабре 2019 года оно приступило к первичному публичному предложению 1,5% акций Saudi Aramco, что представляет собой один из способов монетизации первоначальной стоимости своих запасов нефти, а также сигнализирует о сдвиге в сторону максимизации прибыли. После многолетних споров саудовцы также достигли соглашения с Кувейтом о добыче нефти в Нейтральной Зоне, что позволит увеличить добычу до 500 тысяч баррелей в день. Наконец, Саудовская Аравия недавно объявила о планах разработки массивного нетрадиционного газового месторождения Джафура, которое приведет к производству еще большего количества нефти, доступной для экспорта.

Изменения в политике Королевства должны дать паузу американским политикам, которые хвастаются тем, что Соединенные Штаты посредством сланца достигли энергетической независимости. В полномасштабной войне за долю на рынке Соединенным Штатам, Канаде, России и другим производителям нефти будет сложно конкурировать с Персидским заливом, учитывая его более низкие затраты и другие конкурентные преимущества.

Вопрос, безусловно, заключается в том, как долго Саудовская Аравия сможет поддерживать эту стратегию, прежде чем новая среда с низкими ценами истощит ее собственную казну. Предварительные расчеты предполагают, что она может продержаться два года.

МБС, возможно, делает ставку на, что он сможет пережить конкуренцию. Но, учитывая структурные особенности рынка нефти и неизбежный мировой переход к возобновляемым источникам энергии, он, вероятно, не видит другой альтернативы. Квоты ОПЕК и производственные соглашения с россиянами не дали необходимых ему результатов. И еще неизвестно, принесет ли новая политика более ощутимые выгоды.

Бернард Хейкель, профессор ближневосточных исследований и директор Института трансрегиональных исследований современного Ближнего Востока, Северной Африки и Центральной Азии Принстонского университета, является соредактором (вместе с Томасом Хегхаммером и Стефаном Лакруа) журнала «Саудовская Аравия в переходный период».

Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3330231


Саудовская Аравия. США. Руанда. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 24 марта 2020 > № 3332707

Сделка ОПЕК+ — взгляд с другой стороны

Неожиданный для рынка переход Саудовской Аравии от сотрудничества с Россией к открытой ценовой войне, обваливший цены на нефть, заставляет повнимательнее приглядеться к сделке ОПЕК+.

В свое время ОПЕК неоднократно предлагал России, а ранее и СССР совместные действия по ценовому контролю на нефтяном рынке и даже готов был предоставить место в рядах картеля.

Россия (и СССР) отказывались, понимая, что тактическая выгода от временного повышения цен на нефть достигается ценой принятия на себя обязательств согласовывать свою добычу с третьими странами, к тому же еще и конкурирующими за доли на существующих и перспективных рынках. Максимум того, к чему удалось склонить Россию, — это к односторонним заявлениям о временном сокращении, от которых всегда можно было отказаться.

Однако в 2016 г. нам был сделан целый букет заманчивых предложений, причем кроме очевидной выгоды от повышения нефтяных котировок бонусом было то, что добычу надо было снижать от уровня октября 2016 г. Стоит напомнить, что именно в этом месяце Россия, как, впрочем, и многие страны ОПЕК, поставила рекорд по добыче. Кроме того, снижать добычу можно было постепенно в течение нескольких месяцев.

В итоге, имея столько потенциальных тактических выигрышей, Россия согласилась на альянс с ОПЕК.

Очевидно, что эпидемия короновируса вызвала сильное падение спроса на сырьевые товары. У поставщиков в такой ситуации есть две возможности: сокращение предложения для выравнивания баланса, либо снижение цены для стимулирования спроса.

Саудовская Аравия предлагала пойти по первому пути. Россия же предложила продлить сделку на прежних условиях — скорее всего, по причине того, что члены ОПЕК (и, прежде всего, саудиты) уже не раз сокращали добычу в одностороннем порядке. Например, это было сделано перед IPO Saudi Aramco с целью поддержать котировки акций этой компании. Можно было предположить, что нуждающиеся для балансирования своих бюджетов в более высоких, чем Россия, ценах на нефть страны ОПЕК вновь снизят добычу в одностороннем порядке.

Но вместо этого началась ценовая война. Почему?

Посмотрим, как сделка ОПЕК+ выполнялась ее участниками.

Страна-производитель

Добыча, млн б/с

Октябрь 2016

Средняя в 2016

Средняя в 2017

Средняя в 2018 г.

Средняя в 2019

Январь 2020

Россия

11,247

11,08

11,17

11,35

11,44

11,49

ОПЕК в целом

32,31

32,195

32,017

31,864

29,851

28,859

Саудовская Аравия

10,566

10,406

9,954

10,311

9,771

9,733

Данные по добыче доступны на сайте ОПЕК (www.opec.org).

Нетрудно подсчитать, что, по данным ОПЕК, в январе 2020 г. Россия добывала на 3,7% больше нефтяного сырья, чем в 2016 г.

В то же время ОПЕК в целом снизил добычу на 10,36%, а Саудовская Аравия — на 6,47%.

При оценке этих данных становятся понятнее причины ярости саудитов и их выход с крупными объемами сырья и большими скидками на покупателей нефти марки Urals.

Очевидно, что даже продление сделки с ОПЕК на прежних условиях — не говоря уже о ее разрыве — неминуемо вело к падению нефтяных котировок.

Как следует из интервью Леонида Федуна, «отдельные государственные компании ее [идею о выходе из сделки ОПЕК+] активно лоббировали». Зачем же было это делать? Предполагалось, что это хитрый тактический ход, который ударит по сланцевым добытчикам из США. Дело в том, что весной у этих компаний «перекредитовка» — продление кредитных линий. Падение нефтяных цен могло побудить банки не возобновлять кредитование «сланцевиков».

У нас порой бытует представление, что добывающие сланец компании — это такой местный малый и средний бизнес (по американским меркам, конечно).

Видимо, вдохновленные своими победами над российским малым и средним бизнесом, «отдельные государственные компании» решили победить таковой и у американцев.

Но, по мнению ряда аналитиков, сланцевая добыча — это не совсем бизнес, это часть государственной политики США. В 2016 г. был отменен действовавший 40 лет запрет на экспорт американской нефти. Нефть больше не является достоянием будущих поколений американцев, ее нужно добыть прямо сейчас и продать всем желающим. Более того, США методично расчищали место для своей нефти на мировом рынке, убирая конкурентов, например, ввели санкции против Ирана и Венесуэлы.

Поэтому сланцевый фактор может сойти на нет только при изменении американской концепции, которая заключается в том, что сланцевая нефть — это уходящий ресурс, теряющий свою ценность и подлежащий продаже, пока за него еще дают нормальную цену.

Либо же надо ждать, пока добыча упадет сама собой по причине истощения месторождений. Сланцевым компаниям (а это, кроме всего прочего, рабочие места и вклад в рост ВВП США) помогут: кого-то купят нефтяные компании-мэйджоры (этот процесс идет уже давно), кому-то помогут очиститься от долгов на государственном уровне.

И последнее — по порядку, но не по значимости — разборки между сторонами сделки ОПЕК+ случились в очень неудачное время.

В связи с эпидемией мировой финансовый рынок пребывал на грани паники. После отказа ОПЕК+ от сокращения добычи и падения цены на нефть на 30% за один день рынок эту грань перешел. В этот же день торги на американской фондовой бирже приостанавливались из-за резкого падения индексов. Позже это повторялось еще несколько раз.

Сделка с ОПЕК+ действительно стратегически невыгодна России, и она действительно помогает развитию американской сланцевой отрасли.

Но выходить из сделки, вероятно, стоило при более стабильной ситуации в мировой экономике.

В этом случае мы бы не увидели двукратное падение нефтяных котировок всего за 10 дней с соответствующими последствиями для курса рубля и благосостояния российских граждан в период проведения конституционной реформы.

Ринат Хантемиров

Саудовская Аравия. США. Руанда. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 24 марта 2020 > № 3332707


Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3330244

Okaz (Саудовская Аравия): дверь для России закрыта

Отношения Саудовской Аравии и России сохранялись на уровне партнерства, пока Москва не решила уничтожить сланцевую промышленность США, пишет автор. В ответ на это, королевство увеличило добычу, без сомнения, во вред себе, однако если следовать логике статьи, саудовцы знают, что делают, а диалог с Россией теперь невозможен.

Ахмед Авад, Okaz, Саудовская Аравия

Россия является одним из столпов стабильности мирового нефтяного рынка. Она сыграла важную роль в поддержании справедливой цены за баррель нефти и честно сотрудничала с Саудовской Аравией по соглашению ОПЕК +. Что же изменилось сегодня?

Мелкие страны-экспортеры нефти не придерживались согласованных квот в отличие от Саудовской Аравии и России, которые благодаря достигнутым договоренностям сохраняли стабильность на нефтяном рынке и поддерживали цены на определенном уровне.

Соглашение ОПЕК+ держалось ровно до тех пор, пока США не вышли на первое место в списке крупнейших импортеров черного золота, не начали добывать собственную нефть и экспортировать излишки в другие страны.

Добыча сланцевой нефти процветала, поэтому американские компании заняли большие суммы, чтобы инвестировать в сланцевую индустрию, где пока еще сохраняются конкурентоспособные цены.

Россия воспользовалась сложившейся ситуацией и отказалась от соглашения ОПЕК+. Она предприняла попытку уничтожить сланцевую нефтедобывающую промышленность в США, чтобы заставить американского президента столкнуться с гневом сторонников в отместку за санкции, наложенные на российский нефтегазовый сектор. Кроме того, она пытается вынудить американского лидера вступить в прямую конфронтацию с нефтяными компаниями, которые являются его основными сторонниками.

Внезапное решение российской стороны смутило президента США, который впервые за долгое время не знает, что делать дальше!

Нефть резко упала в цене, но политическая цена будет несоизмеримо выше.

Русские ожидали, что Саудовская Аравия закроет глаза на выход из сделки, но произошло обратное: государственная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco объявила, что получила указание от Министерства энергетики повысить устойчивые производственные мощности с 12 до 13 миллионов баррелей нефти в сутки.

Саудовская Аравия была вовлечена в конфронтацию по двум причинам:

Во-первых, следует подчеркнуть, что низкая себестоимость добычи нефти в Саудовской Аравии позволяет производителям быть в плюсе даже при столь резком падении цен.

Во-вторых, Саудовская Аравия — ключевой игрок на мировом рынке нефти, и если она перестанет контролировать нефтяной рынок, то мировая экономика рухнет.

Что произошло на самом деле? Пандемия коронавируса обрушила мировые фондовые биржи, а нефтяная война усугубила сложившуюся ситуацию. Ответные действия Саудовской Аравии заставили русских сделать шаг назад. Таким образом, вполне вероятно, что они могут поменять свою позицию в ближайшие дни.

Что касается Запада, то он подтвердил, что Саудовская Аравия является игроком номер один на мировом рынке углеводородов.

Подытоживая все вышесказанное, необходимо отметить, что Саудовская Аравия не оставила русским открытой двери ни для переговоров, ни для возврата к соглашению, ни для чего-либо еще, поэтому похоже, что саудовская политика в отношении России будет развиваться в заданном направлении.

Саудовская Аравия. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3330244


Саудовская Аравия > Медицина > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3331212

Asharq Al-Awsat (Саудовская Аравия): маленькая эпидемия вытесняет масштабную пандемию

Почему в информационном пространстве в последнюю очередь упоминается, сколько человек уже излечились от коронавируса? Все дело в том, что страх вытесняет здравый смысл, пишет автор. По его мнению, для некоторых стран эта эпидемия может стать спасением.

Самр Атаалла, Asharq Al-Awsat, Саудовская Аравия

Итак, весь мир в изоляции. Изоляция везде одинакова, независимо от того, добровольна она или принудительна. Неважно, откуда взялся коронавирус, важно, где и когда он исчезнет. Во времена серьезных катаклизмов люди действуют одинаково, их реакция одинакова. Возможно, вы заметили, что все текущие информационные статьи начинаются с указания числа зараженных и умерших, а то, что 94 тысячи человек уже излечились от коронавируса, упоминается в последнюю очередь. Почему все преподносится столь нелогично? Потому что страх вытесняет здравый смысл, рождает и укрепляет в сознании мифы. Особенно страх перед неизвестным.

Страх создает вещь и убивает ее. Лишает разума и возвращает его. Вот что произошло в Ливии: все нации пытались стать посредниками между ливийцами. Напрасно. Около десятилетия Ливия пылает и рушится на части. Затем внезапно появляется невидимый дракон, и красноречивые фигуры спешат объявить полное перемирие. Представьте, как народ Ливии благодарит Бога за небольшую эпидемию, спасшую его от более страшной заразы. Посторонний, вырвавший жертву из рук своей семьи.

Правда в том, что можно бесконечно рассуждать о коронавирусе, как и продлении президентского срока товарища Путина. Причина — неоднозначность и противоречивость. Ученые единодушно сошлись во мнении, что причиной нынешней эпидемии является отсутствие гигиены и вкуса у китайцев, этих любителей супов и соусов из летучих мышей.

Если все так и есть, пожалуйста, подскажите мне решение, как покойному Ихсану Абдель Куддусу, написавшему в своем самом знаменитом романе: «Я хочу решение». Если неблагоприятная среда (это невольное сравнение) является главной причиной эпидемии, то напомню: десятки миллионов индийцев спят, едят, размножаются и общаются на улицах рядом с мусорными мешками. Сколько зараженных коронавирусом в Индии? Итак, давайте прямо напишем — 300 человек! Как это возможно? Ответ у Илии Абу Мади: «Я не знаю!» Именно с восклицательным знаком, потому что эту часть стихотворения нужно повторять для всех не имеющих ответа вопросов.

Однако в поэзию наука не верит. Здесь ответа ждет все человечество: что такое коронавирус? У двух ведущих государств в мире нет ответа. Дональд Трамп называем вирус китайским, в то время как Китай считает его американским продуктом. В Китае вирус пришел и ушел, а в некоторых американских штатах объявлено чрезвычайное положение. Особенно это касается самых научно прогрессивных штатов — Нью-Йорка и Калифорнии с ее Силиконовой долиной. Посмотрите, что случилось с мобильными приложениями в Ухане. Я, к сожалению, не совсем в этом разбираюсь. У меня до сих пор телефон Nokia первого поколения с зеленой кнопкой для включения и красной для отключения. Если я не ошибаюсь, конечно.

Саудовская Аравия > Медицина > inosmi.ru, 24 марта 2020 > № 3331212


Саудовская Аравия. США. Китай. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332690

Конец российской нефти сильно преувеличен

На волне текущих событий появилось множество самых различных оценок, кто и против кого затеял ценовую войну на мировом рынке нефти и какие последствия ждут Россию. Среди прочих есть и такие: мы попали в капкан, Саудовская Аравия переиграла Россию, вступила в сговор с США и Китаем, и уже прямо на наших глазах российская нефть активно замещается саудовской как на восточном, так и на европейском направлении.

Мягко говоря, подобные теории не выдерживают даже поверхностной критики и, перефразируя слова американского классика, «конец» российской нефти слишком преувеличен. Да, мы наблюдаем существенное падение спроса на мировом рынке. Падает спрос и на российскую нефть, но никакой конспирологии здесь нет.

Обрушение спроса напрямую связано с резким снижением деловой активности из-за пандемии.

Выход из сделки ОПЕК+ России и Саудовской Аравии лишь усугубил ситуацию и привел к очередному историческому обвалу нефтяных котировок.

— Могли ли партнеры по ОПЕК+ сохранить сделку? — Да, могли.

— Кто стал инициатором разрыва? — Руководство Саудовской Аравии.

— Зачем они это сделали? — Очередное «головокружение от успехов».

— Сколько времени продлиться эта ценовая война? — Ровно до того момента, пока рынок не убедится, что угрожающие заявления саудитов — это всего лишь «словесные интервенции».

Объясним почему.

Текущая структура нефтяного спотового рынка характеризуется очень сильной волатильностью и мощным контанго (биржевая цена нефтяного фьючерса в будущем существенно выше, чем текущая цена на нефть). Это заставляет трейдеров и владельцев ресурса откладывать торговые сделки, увеличивая при этом количество свободной нефти в резервуарах и в танкерах. Как следствие — взрывной рост ставок фрахта. Все участники спотового рынка находятся в выжидательном состоянии.

Теперь посмотрим, что происходит с реальными физическими поставками нефти в Европу. Мировые и отечественные СМИ после разрыва сделки ОПЕК+ стали активно рассказывать об отказе европейских потребителей от российской нефти в связи с резким ценовым демпингом со стороны саудитов. Да, действительно, по нашей информации практически все европейские переработчики прекратили закупки спотовых морских партий российской нефти марки Urals.

Но точно так же они не закупают и «дешевую» саудовскую нефть.

Тому есть две причины: во-первых, европейские НПЗ находятся в состоянии полной рыночной дезориентации в связи с беспрецедентным падением деловой активности в европейских странах, поскольку ни один нефтепереработчик не в состоянии предсказать или каким-то образом просчитать будущий спрос и период его восстановления, во-вторых, резко подорожавший фрахт делает нерентабельными поставки саудовской нефти в Европу. На Sidi Kerir нет спотовых объёмов, а на FOB Рас-Тануура (порт отгрузки нефти вблизи Суэца) не работает экономика из-за того же фрахта. Там сейчас Worldscale — 250-300, то есть почти в три раза выше, чем до прекращения сделки ОПЕК+.

Вот и получается, что саудиты попали в ловушку своих же непродуманных действий: словесные интервенции, демпинг и угроза качать до 13 млн б/с поменяли структуру рынка и сделали морские поставки в Европу нерентабельными.

Ну и еще одна немаловажная деталь — у России есть существенное преимущество в сложившейся ситуации: российский экспортный потенциал сосредоточен в трубопроводных системах «Дружба» (Европа) и ВСТО (Китай, страны АТР).

Трубопроводные поставки нефти идут по графику по обоим направлениям, хотя и с падением объёмов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а саудиты традиционно отгружают нефть на морских терминалах.

Вячеслав Мищенко

Руководитель рабочей группы по ценообразованию и рынкам при Министерстве энергетики РФ

Саудовская Аравия. США. Китай. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332690


Саудовская Аравия. США. Бахрейн. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 23 марта 2020 > № 3329643

Bloomberg (США): надвигается упадок, а затем и падение нефтяной империи Персидского залива

Ценовые войны имеют незначительное влияние на неизбежное резкое сокращение благосостояния нефтяных империй. Монархии Персидского залива смогли в свое время оседлать нефтяные богатства и усидеть на волне нефтяного бума в течение половины столетия. Будущие поколения уже никогда не получат такого подарка, уверен автор…

Дэвид Фиклинг (David Fickling), Bloomberg, США

Для большей части мира нефтяное богатство является проклятьем. Такие страны, как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла, обладающие большими запасами углеводородов, растратили по мелочам связанные с нефтью преимущества.

Лишь в Персидском заливе нефть была благословением, способствующим процессу формирования государства. Обнаружение запасов нефти в середине XX столетия превратило этот архаичный и крайне бедный регион в одно из самых богатых мест на нашей планете. Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты — все они богаче, чем Швейцария. Даже Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман находятся на одном уровне с Японией и Соединенным Королевством.

Эта трансформация была столь полной, что после этого легко поверить в какой-то вечный закон природы, на основе которого и возникает богатство. Однако это неверный вывод. Нынешняя ценовая война на нефтяных рынках лишь ускорит приближение того момента, когда неустойчивой природе экономик стран Персидского залива будет предъявлен жестокий счет.

В настоящий момент все шесть монархий, а также Россия открыли свои задвижки и, заполнив до предела рынок сырой нефти, смыли с него производителей с более дорогой добычей. Пока рост на 2,5 миллиона баррелей в день, запланированный Саудовской Аравией, является самой большой волной этого цунами, однако ее соседи тоже не намерены себя сдерживать. По данным консалтинговой фирмы Rystad Energy, Объединенные Арабские Эмираты ежедневно добавят 200 тысяч баррелей или даже больше, тогда как Кувейт увеличит добычу на 110 тысяч баррелей в день. Россия повысит добычу на 200 тысяч баррелей в день.

Подобная демонстрация возможностей добычи не вызвана соображениями геополитики. Это, по сути, математический результат падения цены на нефть. Поскольку все меньше долларов можно получить за каждую бочку нефти, монархии Персидского залива вынуждены качать все больше нефти, чтобы добиться результата, сопоставимого с нынешними доходами.

В принципе, в этой войне существует достаточное количество огневой мощи. Расходы на добычу одной бочки нефти на нефтяных месторождениях в Персидском заливе сопоставимы с ценой на бутылку хорошей минеральной воды. Даже в случае экстремального сценария, когда цена опустится до 10 долларов за баррель и почти вся глобальная нефтяная отрасль понесет убытки, производители стран Персидского залива получат какую-то прибыль. Проблема, как мы указали на прошлой неделе, связана с их экономиками, которым нужны значительно более высокие цены для балансировки их бюджетов и поддержки привязанных к доллару валют.

Центральные банки этого региона и суверенные фонды накопили суммы, которые помогут им справиться с подобного рода кризисом, а также с более долгосрочными рисками, связанными с сокращением спроса. Однако в результате более низких цен их подушки безопасности могут быстро иссякнуть.

Возьмем, к примеру, все финансовые активы правительства Саудовской Аравии — золотовалютные резервы Центрального банка плюс активы суверенных фондов минус правительственные долги. Они сократились и составляют всего 0,1% валового национального продукта, а в течение четырех лет до 2018 года, они составляли 50%, поскольку цена на сырую нефть в конце 2014 года составляла около 100 долларов за баррель. Однако Саудовское королевство, судя по всему, в обозримом будущем будет чистым должником даже в том случае, если цены на нефть вновь превысят 80 долларов.

В течение тех же четырех лет чистая величина финансовых активов шести монархий Персидского залива сократилась примерно на полтриллиона долларов и составила 2 триллиона долларов. Эти данные приведены в опубликованном в прошлом месяце исследовании Международного валютного фонда (МВФ). Если пика в спросе на нефть не будет раньше 2040 года, оставшаяся сумма, по мнению экспертов МВФ, закончится к 2034 году. А если нефть будет стоить 20 долларов за баррель, то эти активы закончатся еще быстрее, и казна этих стран опустеет уже в 2027 году.

Если цена на нефть будет находится в диапазоне от 50 долларов до 55 долларов, то золотовалютные запасы Саудовской Аравии, согласно прошлогоднему докладу МВФ, уже в 2024 году сократятся примерно до суммы пятимесячных расходов на импорт. Подобный вариант является весьма тревожным, поскольку всего через несколько месяцев королевство саудитов может оказаться в невероятном кризисе в связи с платежным балансом и вынуждено будет отказаться от фиксированного курса доллара, который поддерживал глобальную торговлю нефтью в течение жизни поколения. Но, если учитывать нынешнюю ситуацию, то подобный вариант выглядит почти как оптимистический сценарий.

Еще есть время для того, чтобы избежать такого будущего, однако для этого нужны изменения в наших представлениях относительно стран Персидского залива и их роли в глобальной экономике.

Правительства стран этого региона провели весьма значительное сокращение бюджетов из-за обвала цен в 2014 году, они ликвидировали субсидии и ввели налог с продаж, и сделали этой таким образом, что в результате несколько потрепались края их пышных государств всеобщего благосостояния. Если они опустятся до более низкого уровня, то возникнет необходимость ввести дополнительные налоги и ограничить раздутые государственные аппараты. Ни один из этих шагов не будет поддержан гражданами, которые никогда не имели возможности принять участие в демократическом голосовании. Щедрые расходы на оборону и безопасность, составляющие почти треть бюджета Саудовской Аравии, тоже могут быть сокращены.

Возможно, подойдет к своему завершению тот период, когда государства Персидского залива и их суверенные фонды были магической машиной, готовой заплатить самую высокую цену за активы на любом континенте. Они даже могут быть вынуждены стать чистыми продавцами. Это может затронуть институты от рынка американских облигаций (Саудовская Аравия владеет этими облигациями на сумму 183 миллиарда долларов) до корпорации Softbank Group Corp., которая может посчитать Эр-Рияд менее щедрым партнером для финансирования масштабных проектов Масаеси Сона (Masayoshi Son).

Монархии Залива смогли оседлать замечательную волну богатства и усидеть на ней в течение примерно последнего полстолетия, однако любая волна, в конечном счете, разбивается. Будущие поколения уже никогда не увидят того богатства, которым пользуется сегодня страны Персидского залива. Может быть, они тоже не избавлены от нефтяного проклятья. Просто этот момент для них был немного отсрочен.

Саудовская Аравия. США. Бахрейн. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 23 марта 2020 > № 3329643


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332689

ЛУКОЙЛ — за возобновление переговоров с ОПЕК

В связи с текущей ситуацией на рынке нефти ЛУКОЙЛ выступает за возобновление переговоров с ОПЕК и Саудовской Аравией, завил вице-президент компании Леонид Федун в интервью РБК, подчеркнув, что ЛУКОЙЛ намерен «начать снова договариваться» с ОПЕК и Саудовской Аравией в сложившейся на рынке ситуации.

«Но для этого мы должны победить пессимизм тех, кто, собственно говоря, эту сделку сорвал. А сколько они будут находить свое мнение, поскольку это достаточно влиятельные силы, с которыми мы не сравнимся по своей влиятельности, это уже зависит не от нас», — отметил топ-менеджер. По его мнению, если бы страны ОПЕК+ договорились о продлении сделки по сокращению добычи, баррель нефти сейчас стоил бы около $50.

Саудовская Аравия, считает Федун, смогла заработать на падении цен на нефть на фоне прекращения действия следки стран соглашения о сокращении добычи сырья ОПЕК+. «Я не исключаю, что они заработали на падении. Поскольку я знаю, что очень много арабских денег инвестировано в нефтяные фонды, которые торгуют фьючерсами. Поэтому, может быть, они только сейчас отбивают свои деньги. Было очень много коротких позиций перед падением цены на нефть», — сказал он.

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332689


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332688

Во всем виноваты арабские партнеры

«Инициативой арабских партнеров» назвал обвал цен на нефть первый вице-премьер РФ Андрей Белоусов. «Российская позиция никогда не состояла в том, чтобы обвалить цены на нефть. Это исключительная инициатива наших арабских партнеров. Собственно, об этом говорил премьер. Я могу это подтвердить, поскольку я участвовал в том совещании, где вырабатывались директивы», — сказал он в эфире программы «Вести в субботу» на телеканале «Россия 1».

По словам Белоусова, базовая идея была в том, чтобы сохранить соглашение ОПЕК+. «По крайней мере, на квартал с возможным выходом на год. Но арабские партнеры повели себя по-другому», — цитирует вице-премьера ПРАЙМ.

Цены на нефть с начала марта упали почти в два раза на фоне замедления спроса на рынке в связи со вспышкой коронавируса, а также распада сделки ОПЕК+. Страны альянса 6 марта не смогли договориться ни об изменении параметров договоренностей о сокращении добычи нефти, ни об их продлении. В частности, Россия предлагала сохранить существующие условия, а Саудовская Аравия — дополнительно сократить добычу нефти. В результате с 1 апреля снимаются ограничения на добычу в странах-участницах прежнего альянса, отмечает агентство.

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332688


Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332687

Нефтяной альянс с Саудовской Аравией хотят в Минэнерго США — СМИ

Чиновники Минэнерго США подталкивают администрацию Дональда Трампа к созданию нефтяного альянса с Саудовской Аравией, сообщает The Wall Street Journal, ссылаясь на источники. Чиновники считают, что партнерство двух крупнейших нефтедобывающих стран поможет предотвратить новые обвалы рынка, помешает установлению более прочных связей Саудовской Аравии с Россией и укрепит союз королевства с США.

По словам источников газеты, партнерство с США может открыть Саудовской Аравии путь к выходу из ОПЕК. Концепция альянса пока только обсуждается в Минэнерго, сказали собеседники WSJ. Чиновники Минэнерго предлагают воспользоваться «окном возможностей«, пока Москва и Эр-Рияд не успели уладить свои разногласия, сказали источники WSJ в администрации. Однако, по данным собеседников издания, Госдепартамент относится к этому плану скептически и считает его нежизнеспособным.

Белый дом и посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне не ответили на запросы газеты о комментариях.

Тем временем регуляторы нефтяной промышленности США начали переговоры с ОПЕК, которые, по данным источников WSJ, направлены на завершение саудовско-российской ценовой войны и установление перемирия между тремя крупнейшими производителями нефти.

В пятницу, 20 марта, генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо и комиссар Техасской железнодорожной комиссии, которая регулирует нефтяную отрасль в штате, Райан Ситтон провели телефонный разговор. Ситтон сообщил в Twitter, что разговор касался глобального спроса и предложения на нефтяном рынке. «Мы все согласны с тем, что международное сотрудничество поможет добиться стабильности и восстановиться от COVID-19«, — цитирует комиссара Forbes.ru. Баркиндо по словам комиссара, пригласил его на встречу ОПЕК в июне.

Саудовская Аравия. США. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332687


Саудовская Аравия. Иран. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Транспорт > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332692

Скидок не будет

Скидок на поставки нефти в рамках условий контракта, которые ранее обещали предоставить Саудовская Аравия и Ирак, покупатели так и не получат. Эти страны заявили, что не смогут пойти на уступки из-за рекордного роста ставок на перевозку танкерами.

В последние дни, отмечает ИА REGNUM, ставки на супертанкеры выросли на 700% (до $200−300 тыс. в день), что привело к увеличению общих расходов. Трейдеры полагают, что изменения в условиях перевозок могут привести к отмене апрельских поставок покупателям по всему миру.

6 марта участники сделки ОПЕК+ не смогли договориться о её продлении. Вскоре государственная нефтегазовая компания Саудовской Аравии Saudi Aramco объявила, что повысит добычу нефти на 1 млн б/с, доведя, таким образом, общий объём добываемой нефти до 13 млн б/с.

Саудовская Аравия. Иран. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Транспорт > oilcapital.ru, 23 марта 2020 > № 3332692


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 22 марта 2020 > № 3330273

"Повели себя по-другому". Белоусов назвал виновного в "нефтяном шоке"

Первый вице-премьер Андрей Белоусов возложил вину за снижение цен на нефть на страны Персидского залива, сообщает РИА Новости.

По его словам, добиться уменьшения стоимости сырья было инициативой арабских партнеров, а Россия никогда не ставила перед собой подобной цели и выступала за продление сделки ОПЕК+.

"Базовая идея была сохранить соглашение еще на год. По крайней мере, на квартал. Но арабские партнеры повели себя по-другому", – заявил Белоусов.

После того, как участники Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) не смогли договориться о продлении сделки, нефтяные котировки и курсы валют обрушились. Москва предлагала сохранить существующие условия, а Эр-Рияд – дополнительно сократить добычу. В результате отсутствия единых договоренностей с 1 апреля сделка ОПЕК+ прекратит свое существование.

В среду, 18 марта, стоимость нефти Brent упала до 26 долларов за баррель, это равнозначно показателям 12 мая 2003 года. Стоимость WTI снизилась до минимума с 1 марта 2002 года (23 доллара за баррель).

Накануне, 21 марта, цена на нефть Brent установилась на отметке 27,38 доллара за баррель, всего потеряв с начала обвала 40% и за неделю 19%.

Еще одним фактором, влияющим на мировую экономику и замедление спроса, является пандемия коронавирусной инфекции.

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 22 марта 2020 > № 3330273


Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > globalaffairs.ru, 21 марта 2020 > № 3341285 Наваф Обайд

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ ПРОСТО ВЕРНУЛА КОНТРОЛЬ НАД НЕФТЯНЫМ РЫНКОМ

НАВАФ ОБАЙД

Работал советником правительства Саудовской Аравии с 2002 по 2015 гг., был научным сотрудником в Гарварде с 2012 по 2018.

Пожалуй, наиболее исчерпывающее и откровенное изложение позиции Саудовской Аравии по вопросу о ценовой войне, которую начал Эр-Рияд. Повторим вслед за Си-эн-эн, что точка зрения автора является его собственной. Но очень полезной для понимания.

Саудовская Аравия, де-факто лидер и наиболее влиятельный участник ОПЕК, на последней встрече решила разорвать действовавшее до того момента стратегическое нефтяное партнерство с Россией и принять новую политику по максимизации уровня производства. Нефтяные цены рухнули, продемонстрировав самое большое падение со времени войны в Заливе 1991 года.

Но еще важнее то обстоятельство, что новый курс трансформировал глобальные нефтяные рынки, обеспечив Саудовской Аравии долгосрочное преимущество. Этот шаг знаменует существенную перемену в поведении самого крупного производителя нефти в мире. В последние годы Эр-Рияд пытался управлять глобальными нефтяными рынками за счет варьирования уровня производства посредством трудной кооперации с Россией. В конце концов наследный принц Мохаммед бен Салман решил перейти к долгосрочной политике, которая не только сохраняет и существенно повышает долю рынка для Королевства, но и может означать конец ОПЕК как организации, функционирующей по единым правилам.

Это решение крайне непопулярно среди большинства государств-экспортеров нефти, международных энергетических компаний и сланцевых производителей в США, поскольку обрушивающиеся цены радикально сокращают их доходы, а в ряде случаев просто ведут их к банкротству. Есть несколько причин, по которым Королевство выбрало такой агрессивный подход.

Во-первых, все сменявшие друг друга саудовские монархи признавали, что сохранение производительных мощностей имеет стратегическое значение. Ведь оно является живым индикатором способности мировых нефтяных рынков отвечать на внезапные кризисы, которые могут поставить под сомнение свободный поток нефтяных поставок. Saudi Aramco, государственный нефтегазовый гигант, потратил с 2012 г. более 35 миллиардов долларов на то, чтобы сохранить способность устойчиво производить 12 миллионов баррелей в день, а также обладать возможностью в кратчайший срок еще нарастить добычу на 1,5-2 миллиона баррелей. И именно это саудовцы будут делать в ближайшие несколько недель. Предполагается, что Saudi Aramco будет выкачивать ошеломляющие 12 миллионов баррелей ежедневно с 1 апреля 2020 г., экспорт достигнет объема 9,5-10 миллионов баррелей в день.

1 апреля или вскорости после этого Саудовская Аравия, скорее всего, обгонит Россию и станет вторым крупнейшим производителем в мире. Но эта ценовая война не закончится до тех пор, пока Саудовская Аравия не отберет глобальное первенство у Соединенных Штатов, что должно произойти в течение ближайших двух лет.

Ни одна страна, кроме Саудовской Аравии (Россия – не исключение) не имеет политической и финансовой воли так обильно инвестировать в производственные мощности. Благодаря этому саудовцы могут позволить себе действовать в одиночку и создавать непреодолимый хаос для огромного большинства их конкурентов в производстве традиционной и сланцевой нефти по всему миру. Чтобы подчеркнуть данное обстоятельство, министр энергетики Королевства принц Абдулазиз бен Салман выпустил на прошлой неделе директиву, согласной которой мощности устойчивого производства Saudi Aramco должны быть в течение 24 месяцев доведены до 13 миллионов баррелей в день.

С точки зрения внутреннего положения Саудовской Аравии, более низкие цены на нефть допустимы на протяжении десятилетия. Согласно исполнительному директору Aramco Амину Нассеру, «если коротко, Saudi Aramco может пережить очень низкие цены и переживать их долгое время». С точки зрения производства (налоговая нагрузка, вложения в инфраструктуру, производственные и транспортные затраты), саудовская нефть – самая дешёвая, 8,98 за баррель, согласно прошлогодним данным IPO. Для сравнения, себестоимость сланцевой нефти в США составляет 23,35 за баррель (20,99 доллара для несланцевой), а средняя себестоимость российской нефти составляет 19,21 за баррель, согласно американскому Управлению энергетической информации (EIA).

Фактически благодаря использованию новых буровых технологий саудовские производственные расходы на некоторых месторождениях сократились еще больше, как это, например, произошло на крупнейшем месторождении Шайбах.

Во-вторых, золотовалютный запас Саудовской Аравии превышает 500 миллиардов долларов, таким образом ее государственный бюджет защищён на случай внезапного падения доходов от продажи нефти. Новый курс Саудовской Аравии предполагает, что длительный период низких цен поможет сохранить, а со временем увеличить долю рынка перед лицом сланцевого бума в США. Технология гидроразрыва уже обеспечила ежедневное поступление на глобальный рынок нескольких миллионов баррелей. Однако добыча сланцевой нефти – занятие дорогостоящее, и снижение цен до среднего уровня 20-25 долларов будет означать, что сразу нескольким важным американским производителям очень скоро придется признать свою бизнес-модель неэффективной, а в более длительной перспективе их ждет банкротство.

Саудовская Аравия обладает более чем 25% мировых нефтяных резервов, на нее приходится примерно 70% потенциала наращивания производственных мощностей, и страна является с большим запасом крупнейшим экспортером сырой нефти.

Основываясь на разных моделях доходов, которые исходят из различных уровней средних нефтяных цен и объёмов экспорта, министерство финансов Саудовской Аравии и Саудовское ведомство финансовой политики (SAMA) разрабатывают планы государственных расходов, которые соответствовали бы нефтяным ценам не выше 30 долларов за баррель в ближайшие пять лет с периодическими падениями до 15 долларов за баррель. Глава финансовой службы Aramco Халид аль Даббаг подчеркнул: «Мы [Aramco] вполне уверены в том, что оправдаем ожидания наших акционеров при цене 30 долларов и даже ниже».

Будет грубой ошибкой сомневаться в том, что нынешнее саудовское руководство не обладает политической решимостью воплотить в жизнь описанную политику. Саудовская Аравия создала новый нефтяной рынок на новых основаниях. Производители нефти, которые не поняли этого тектонического сдвига и не смогли приспособиться к новой реальности, пострадают и безвозвратно отстанут.

Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > globalaffairs.ru, 21 марта 2020 > № 3341285 Наваф Обайд


Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 марта 2020 > № 3332671

Эр-Рияд все более увеличивает экспорт нефти

Saudi Aramco — национальная нефтяная компания Саудовской Аравии — продолжит в апреле–мае 2020 года поддерживать высокий уровень экспорта нефти на внешние рынки за счет снижения загрузки своей внутренней переработки. Таким образом королевство намерено довести экспорт нефти до более 10 млн б/с, пишет газета «Коммерсант».

«Компания продолжит снижать объем переработки на местных НПЗ в апреле и мае, что укрепит потенциал компании по экспорту сырья на рынки», — говорится в заявлении Saudi Aramco.

6 марта Россия и ОПЕК не смогли согласовать новую нефтяную сделку, после чего нефть резко потеряла в цене. По данным Forbes, уже на следующий день, 7 марта, Saudi Aramco развязала ценовую войну, сообщив покупателям о дисконте на свою нефть на $6–8 за баррель во всех регионах, в то время как российская нефть марки Urals предлагалась с дисконтом в $2 за баррель к ценам нефти марки Brent. 11 марта Bloomberg сообщил, ссылаясь на свои источники, что европейские НПЗ получили от Saudi Aramco предложения на поставку нефти в объемах на 25–200% выше прежних.

Развал сделки ОПЕК+ происходит на фоне глобального падения цен на нефть в связи с пандемией коронавируса COVID-19. В частности, цена российской нефти Urals к 19 марта упала ниже $19 за баррель.

Саудовская Аравия. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 марта 2020 > № 3332671


Саудовская Аравия. Венесуэла. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 марта 2020 > № 3332677

На 1,6% увеличил добычу нефти Эр-Рияд в январе 2020

В январе Саудовская Аравия увеличила добычу нефти на 1,6%, экспорт за первый месяц 2020 года сократился на 1,1%. Объем экспорта уменьшился до 7,294 млн б/с по сравнению с 7,373 млн б/с в декабре. При этом показатель вырос на 0,6% относительно января 2019 года.

Добыча нефти Саудовской Аравией в январе 2020 года увеличилась до 9,748 млн б/с с 9,594 млн б/с в декабре, приводит данные «Интерфакс». Между тем в годовом выражении показатель упал на 4,8%.

Ирак в январе уменьшил экспорт нефти на 4,5% относительно предшествующего месяца и на 9,3% за год — до 3,701 млн б/с. Добыча в стране сократилась на 1,4% за месяц и на 2,3% за год, составив 4,47 млн б/с.

Добыча нефти в Венесуэле в январе опустилась до 882 тыс. б/с с 907 тыс. б/с в декабре. Годом ранее показатель составлял 1,489 млн б/с.

В январе США увеличили добычу нефти на 1,5% — до 12,971 млн б/с по сравнению с 12,779 млн б/с месяцем ранее. При этом за год показатель вырос на 9,4%.

Экспорт американской нефти, по расчетам, в позапрошлом месяце составил 3,413 млн б/с против 3,669 млн б/с в декабре и 2,575 млн б/с в январе 2019 года.

Саудовская Аравия. Венесуэла. США > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 марта 2020 > № 3332677


Далее...